Ночные Снайперы, Светлана Сурганова - Дезертир сна (2007) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Ночные Снайперы, Светлана Сурганова


Полный список песен
Разные песни
Первая пуля (1993-94)
Вторая пуля (1995)
Капля дёгтя (1998)
В бочке мёда (1998)
Детский лепет (1999)
Канарский (1999)
Рубеж (2001)
Цунами (2002)
Тригонометрия (2003)
SMS (2004)
Тригонометрия 2 (2005)
Бонни и Клайд (2007)
Дезертир сна (2007)
Армия2009 (2009)
4 (2012)
Акустика. Песни как они есть (2013)
Мальчик на шаре (2014)
Выживут только влюбленные (2016)
Я говорю. Бег (2018)
Светлана Сурганова
Дохлый сурик \ Невнятные аналогии (1992)
Нечто иное - Фонари (1992)
Нечто иное - Шагая по тратуарам (1992)
Неужели не я (2003)
Неужели не я - переиздание (2004)
Возлюбленная Шопена (2005)
Кругосветка (2006)
Север Комбо (2007)
Соль (2007)
Проверено временем. Часть 1. Вечное движение (2008)
Чужие как свои (2009)
Увидимся скоро (2011)
Игра в классики (2014)
#МируМир (2015)
Песни военных лет (2017)
К слову жизнь (2017)
Ночные Снайперы, Светлана Сурганова - Дезертир сна (2007) - тексты песен, аккорды для гитары

Дезертир сна (2007)


  1. Вступление
  2. Бредбери
  3. Я опять ушел
  4. Посвящается английским борзым
  5. Я могу уйти
  6. Брамс
  7. Мне холодно вчера
  8. Выдохнув
  9. Дорогая и Пушкин
  10. 25-й кадр
  11. Взлетная
  12. Москва держит небо...
  13. Туземцы
  14. Странно
  15. Немым (Март. Кончено. Отточено.)
  16. Амбразура
  17. Drums
  18. Чинаски
  19. Эспераль
  20. Часовой механизм
  21. Капитанская дочь
  22. Хоккей
  23. Окопное
  24. Скалолазы
  25. Про Бонни и Клайда
  26. Ольга
  27. Спринтер
  28. Горелову
  29. Сын
  30. На елке у Ивановых
  31. Одиночество есть
  32. Не оправдаться
  33. Четыре недели
  34. Весной не умирают люди
  35. Посткриптум
  36. Запах Юга
  37. Ноль четыре промилле


Вступление
(Д.Арбенина)
Салют. Я обращаюсь к тем, кто любит стихи, и хочу сказть, что идея записать всё
то, что было записано на бумаге, точнее - озвучить, нам пришла достаточно
спонтанно вместе с нашими друзьями. Я решила расширить несколько разговорно-
поэтический жанр и пригласила музыкантов, которые играют в группе "Ночные
снайперы" помочь мне, и они с блеском справились с этой задачей. Я очень довольна.
На ваш суд предлагаем этот, совершенно неожиданный... неожиданную пластинку
стихотворений, которые будут исполнены как совершенно акапельно, я имею в виду -
в качестве музыкального сопровождения будет только один голос, который будет 
читать. Также, с помощью инструментов. На барабанах играл Митя Горелов. На рояле
играл Андрей Титков. На гитаре играл Иван Иволга. На бас-гитаре играл Дима
Максимов. В этой работе мы использовали фрагменты произведений Грига, Шопена,
Баха и, конечно же, Моцарта.
Бредбери
(Д.Арбенина)
Конец войны пришелся на ноябрь
Дешевая гостиница. Шезлонги.
Дождь как у Брэдбери. Распятые зонты.
И не поверишь: мерзнут перепонки.

Я здесь два дня. Решительно один.
Терзаюсь от капризов носоглотки
Лечиться не в привычке: всё само...
Нет ничего прекрасней русской водки.

Берлин как и тогда: кирпич в кирпич.
Хожу до ресторана и обратно
И девочки плющами вьют углы
Готовы и за марки и бесплатно.

Я не могу ни с кем. Прошло шесть лет.
Измену чувствуешь уже в прихожей.
Я знал их всех в лицо. Я шёл в кино.
И спал как в плащ-палатке в макинтоше

Я был как мальчик. Я такой сейчас...
Нелепый для неё с момента встречи.
Европа постарела и гниёт
И равнодушна к винегрету речи.

Я отпустил её, не знаю сам
Зачем. Она была одна такая.
Со мной с тех пор всё было. Всё прошло.
Я струсил. Каюсь. Каюсь. Каюсь. Каюсь.
Я опять ушел
(Д.Арбенина)
Я опять ушел и не потому
Что стал с годами чрезмерно горд
Или слаб, что не позволяет рулю
Срываться с обрыва речных озёр.

И не потому, что куда-то спешил
И не потому, что кого-то искал
Просто вы не решались прийти
Долго. Я от этого слишком устал.

Но-таки пришли и горло вперёд
Рванулось сметая стены границ.
И опять был обманут я вашим огнём
Спешащим к многоголосию лиц.

Но за нежность губ которую пил
Не доверяя впрочем словам
За невозможный взлёт тёмных бровей
Я благодарен вам.

Вы остались там забавлять себя
Забродившим соком минувших лет.
А я вышел на улицу и вдохнул
Тяжесть солнечных эполет.
Посвящается английским борзым
(Д.Арбенина)
Ты с видом побитой собаки по улице бешено мчалась. 
Задевала прохожих искусанными ушами. 
Головою упрямой мотала отчаянно-звонко 
И саднящие раны лизать на ходу успевала.

Я, я к тебе приближался стремительно, как авиатор. 
И уставшая шляпа моя все пыталась обнять подбородок. 
Подошвы ботинок скользили по влажному небу 
Измятой листвы в колючих осенних лужах.

Мы столкнулись! И ты неожиданно больно 
Прокусила мне руку, когда я пытался погладить 
Твою нежную спину и капли разбуженной боли 
Обогрели асфальт зёрнами крошечных пятен.
Я могу уйти
(Д.Арбенина)
Я могу уйти. И это не будет пафос. 
Или просто желание выпить чашечку кофе 
В непарижском кафе где кто-то когда-то на пол 
Опрокинул пару глотков закипевшей брони 

Для души не успевшей окрепнуть от ночи объятий 
Аромата увы совсем не кофейного свойства. 
Лучше быть коленкором чем стыть от рукопожатий
Создавшего маслом картину в раме застывшей крови. 

Но пока я стою, вдыхая запахи дома. 
И отчаянно морщусь от горечи отрешений. 
Оседает на связках щемящего имени слово. 
И плачет пан-флейта от верности со-отношений
Брамс
(Д.Арбенина)
Здесь время диктует Броун. 
А ночь некрепка фасадом. 
На пыльном сукне спит муха 
Обнявшись со словом "crumbs". 

А я распорола небо 
Чтоб не было очень сухо.
И в сгустке желаний плавал 
Томил свои пальцы Брамс. 

И лоб упирался в стекла 
И змеи свивались клубками. 
Я знаю когда ты спиною 
Хотя и не в полный рост. 

Песок  барабаном в воду. 
Наследник зреет стрелою. 
И в смерти слоновой кости 
Рождается матовый хвост.
Мне холодно вчера
(Д.Арбенина)
Мне холодно вчера и будет завтра. 
Немая безысходность в ритме боли 
На муравьиный шест венок лавровый 
Нанизывает в такт и не вздохнуть.

Актриса уронила запах тлена 
На лацканы своей последней роли. 
Мужской пиджак и туфельки по крышам  
Как весело и славно падать вниз.

Мессир! Побудьте магом. вам возможно. 
Пусть тонок пульс и слезы дробью в горле.
Замусорен эфир я стекленею 
Но покидаю воздух не дыша.

А страхи ни к чему: бесплотны тени 
Бесплатны мысли серебро реально. 
А верность свыше данному союзу 
Была быть может даже хороша.
Выдохнув
(Д.Арбенина)
Выдохнув воду из легких солью пропитанных 
Он прицепил себя к пирсу усталый и пресный 
Солнечный бог испачкавший губы в неистовом 
Лунном сиянии спину подставил звенящему льду одиночества.

На потеплевшей щеке бликами клетчатой 
Воздуха ткани пил он предел ощущений. 
А после нырнул в поток золотой бесконечности 
А взвыл плато ладони изранив в танце метели.

В кругах на воде кувыркались медные линии 
Ветреных рук оставшихся у изголовья
Ее силуэта в проем деревянный вписанный 
Не красками, не пустотой и даже не кровью.

Настоянный купорос сочился меж стеклами 
И поводом был для ошибок порой безразличных. 
Бережно телу внимая в ритме бессонниц 
Горло немело пытаясь держаться приличий.

И равенство дня с потолком, а ночи с рассветом 
Сковало свободу его цепями сомнений 
В неизмеримости чувств: не больше - не меньше. 
Но он не дал себе времени для суеты изменений.

Вот так бы мы жили с тобой: имея в запасе 
Сорок семь лет оставшихся в общем кармане. 
К небу ходили бы в гости на крепкий тропический кофе 
И земля принимая бы нас, пружинила под сапогами.
Дорогая и Пушкин
(Д.Арбенина)
Дорогая не Пушкин ты!
К сожалению - точно.
Рисуй картины стихи прозу.
Выкинь компьютер. Тщательно - почерк.
Проверяй глаза на цвет.
Завивай пряди.
И няню зови Ариной.
Посещай бары. Проставляйся не глядя.
Ложись на рассвете.
До пальцев сжигай папиросу.
Внимание! - Древо
А вдруг найдёшь отголоски
Походов прапра?
За окном лас-вегас:
Лето июнь жара.
Похожа в одном:
Не умеешь в мишени.
Пойду купаться. Пиво из кружки.
Зайду в тир. 
Прицелюсь.
И опущу ружьё -
Внезапно придёт:
От вчерашних решений
Осталось "Всегда
Всегда быть готовым" - 
Прицелюсь ба-бахну
И козлик подпрыгнет!
А дома ждёт белкин
Спит кошка
И ярко горит звезда.
25-й кадр
(Д.Арбенина)
В час когда шаверма теряет вкус
В час когда больше не лезет пиво
В час когда анекдотам не весело 
В час когда джинсы в пятнах от водки
В час когда свитер шманит табаком как бешеный
В час когда лица людей - плоские блинчики
В шатаясь подхожу к окну
Аккуратно отдёргиваю сизые занавески
А там внизу стоишь ты
И также как раньше так и сейчас
Ты любишь меня.
И я не прощаюсь: никто не заметит
И я спотыкаюсь на гадких ступенях
Ты целуешь меня и мы уже дома
И я утыкаюсь тебе в подмышку и засыпаю 
Счастливый. Занавес.
Взлетная
(Д.Арбенина)
Я нарисую тебе самолет
В нем будем лететь мы.
Ты будешь бояться
И держать меня за руку
(Я не боюсь высоты
Пальцами это легко чувствовать).
Так вот я буду говорить так чтоб ты смеялась
и забыла про страшно.
Многие пассажиры (и мужчины и женщины)
Будут ходить в наш салон и курить.
А ты обычно так много смолишь
А тут станешь морщиться
Послушно глотая сигаретный смок.
У нас осталось немного рома В черной бутыли
Я стану уговаривать тебя выпить немножко
И ты согласишься
И минут через пять будешь храброй.
А потом мы станем падать
Но ты будешь сидеть в винегрете паники стонов воплей
Спокойно и молча
С застывшей хордой спины
Только твоя ладошка в моей станет чуть влажной...
И я прижмусь к тебе крепко заноют скулы
И когда у нашего самолёта отавалятся крылья и мы войдем в пике
Ты уже будешь мертва.
Я поцелую тебя. Укрою пледом.
И закрою глаза.
Москва держит небо...
(Д.Арбенина)
Москва держит небо и стелет постели
А плечи атлантов давно онемели
От тяжести неба свинца килограммов
И хочешь не хочешь захочешь быть пьяным

Невнятным бубнить водку в губы макая.
В подмышку скулить промеж тем выбирая
Из двух исполинов того кто накормит
Икрой и свободой... Мы встретимся скоро

На невском. Украдкой на невском - "Простыла?"
И руку в карман чтоб ладонь не остыла
И грела карман соревнуя с морозом
Твои заусенцы. Мы встретились сложно

И сложно простились не встретив друг друга
На кладбище диком с цветами и вьюгой
И мальчиком с равнодышащим веночком
"Вам мамы!" и больше ни буквы ни строчки.
Туземцы
(Д.Арбенина)
Туземцы живут в горах. А если конкретнее, их дома располагаются в ущельях гор.
В безопасных отвесных скатах. Я не знаю кто их научил этой безопасности, но
цунами и лавины обходят туземцев стороной. Доходит до того, что они сидят на
циновках, курят альпийские травы и наблюдают катастрофу природы не шевелясь и
внешне равнодушно.
Туземцы не знают что такое измена. Когда им случается влюбиться - они завоевывают
и забирают навсегда. Туземец живет 98 лет и знает только одну женщину.
Туземец умирает когда убивает волка. Так принято.
Когда туземец начинает глотать свои легкие вместо воздуха он снимает со стены
ружье и уходит.
Никто не плачет. Никто не бежит за ним. Все знают что туземец не вернется.
А время замерзает обращаясь в слух.
И вот когда раздается долгожданный выстрел, младший из сыновей протягивает матери
винтовку, становится у края чернозема и смотрит как она стреляет себе в грудь.
Старшие начинают пеленать её а младший поднимается в горы и приносит тело отца и
язык волка. Отца опускают в могилу и кладут его голову на плечо матери.
Туземцы самый счастливый народ. Их не смогла найти и изучить ни одна экспедиция.
Их не смогла найти ни одна цивилизация.
Говорят в их теле нет сердца. Говорят небо плачет за каждого из них. Говорят язык
волка становится ласточкой.
А я не знаю кто мне всё это рассказал.
Странно
(Д.Арбенина)
Странно, что в перспективе окна
Площади рыбная величина
Четко ложится на ребра усталого гриля.

И не моги запретить ей дышать
Жабрами. И не дай бог помешать
Хвосту с головой заниматься нетленной любовью.

Странно, что кровь теряет себя
С потерей железа. Мегерой терпя
Сою. В сердцах тельцами оставшейся честной.

И не моги подменить её код
Скоростью. Мутной усталостью вод
Давно не рожавших с любовью.

Странно, что здесь прохожих следы
Пеленают себя не в капризы воды,
А в спицы велосипеда.

Ухмылкой унылый рембрандт за окном
Ревниво молчит и окажутся сном
Дома его светотени.

И не моги задержаться чуть-чуть
В подсолнухах. В них сладострастно тонуть
Пленившись жемчужиной слуха.

Бледное утро. Туман. Будто север.
Венеция или Чукотка.
В слабости белых коленей
Есть что-то сильное непобедимое что-то.

И в клетку смотреть не посмею – слезы.
Может ты чувствуешь насморк?
Тебе до сих пор не дали салфеток?
Несите! И только красных!!

На мысе ботинка таятся рифы
И то что осталось от алиби
Дуй в меня выстрелом пулей стаккато
Цепким ядом каннабиса.

На крышах овчарками стынут эльзы:
Им не приготовили кость!
Мне бы хотелось в тебе замирая
Чувствовать пряную злость.

И в полюсе где расцветают снега
И время рисует нули -
Тоскует корма по корме
Томится корма по корме
Ложится корма на корму
И засыпает...

Странно что всё это видела ты -
Но мне не сказала ни буквы. 
Странно что мне невесомости стыд -
Неведом как веки наутро.

Странно что я разлюбила тебя -
Навзничь до твердого знака.
Странность со странностью явно в родстве
Как холостяк и собака

Странно что это дуэль. Но один
Всегда за спиной секунданта.
Жутко ты корчила рожи слепым
Под их глухое анданте.

Мы не согрешили в рейхстаге побед
И не разбавляли слюну
Друг другом. В то утро когда я ушла
Тебя оставив одну.
Немым (Март. Кончено. Отточено.)
(Д.Арбенина)
Март.
Кончено.
Отточено.
Профиль орластый.
Актрисы.
Актрисы как зодчие
Куют свои роли
И мнут кринолины.
Жетоны имен просрочены.
Мой долг – это я.
Без смысла и цели.
Без смысла и цели.
Земля каруселью
Каруселью земля.
Лелею весну для песен.
А осень для стихотворений.
А ты не ревнуй.
А ты не ревнуй.
Не ревнуй меня...
Амбразура
(Д.Арбенина)
На амбразуре остались твои ордена.
По ним идет снег в печаль моих городов.
Колотится сердце. Странного вкуса слюна.
Но я мимо тебя
Мимо тебя
Мимо.

У прошлого нашей любви перепончатый слух.
И двое лежащих в земле влюбленных в жизнь.
Если спасать позовешь - зайцем брошусь в поля
Скорость уши прижмёт. Успею. Спасу.
И мимо тебя
Мимо тебя
Мимо.

В траншеи ложатся бульвары. Слезами текут.
И нет больше правды которая больше чем ложь.
Правым плечом упираюсь в знакомый маршрут.
Улыбаюсь ещё одному и мчусь, и мчусь, и мчусь...
Мимо тебя
Мимо тебя
Мимо тебя
Мимо тебя
Мимо тебя
Мимо.
Drums
(Д.Арбенина)
Я сточу себя в малый барабан.
Сточу себя в малый.
Сердце стучит стучит стучит раной.
На высоте груди мерзнет – крови не больно.
Я пьяный хожу без слез. Без аппеляции к богу
Игры со смертью настольны.

Чисто – пол подмели.
Эхо изжогой – ау! Ау!
Я плачу слезами назад 
Сиротой без тебя живу.

Фильмы смотрю твоими глазами
Затылок теплее меда.
Ты моё темя любила часами 
Детством сочился возраст.

Веки – в окопы ресниц. Хриплю
Лидокаином сугроба.
Я как тебя никого не любил
Включая ключицы и бога.

Прими меня как надобность взрыва
Как радость в присутствии горя
Я чист, я чист, я чист, как младенец
Траншеи висками рою.

Так сточи меня в малый.
Барабаном стучит сердце – 
Влюблен в тебя заново.
Влюблен в тебя заново.
Можно я поцелую тебя 
В сердца открытую рану?
Чинаски
(Д.Арбенина)
Мы погасили свет. Принялись пить и болтать обо всём.
Напротив нас на стене зажегся неоновый конь кинотеатра "весна"
И он полетел. А мы целовались трепетно трепетно так..
Дышали и знали что мы никогда не умрем.

А чуть позже мы вместе легли в постель
И нас заливал неоновый свет
Под красным крылатым конем разливалась ночь.

И лица краснели и лица белели семь раз четырнадцать раз.
Семь раз четырнадцать...
Взмах крыльев - неоновый конь всё летал и летал и летал и летал...

И так миновала одна из наших ночей
Одна из лучших, лучших ночей:
Красный... Красный крылатый неоновый конь
И покаянная грусть.
Эспераль
(Д.Арбенина)
Как-то зимним вечером у нас было очень лирическое состояние, настроение, и мы
решили сходить в кино. В одном из отдаленных пригородов, районов точнее, Москвы
(это в Митино). И там, после просмотра кинофильма "Ночной Дозор", как сейчас
помню, в пустом зале, где нас было трое и больше никого не было, мы наткнулись на
отличное заведение рабоче-крестьянское, которое называлось то-ли "Чайная ложка"
то-ли "Чайная кружка" то-ли "Пивная кружка" ну вообщем заведение ещё то. Вот в
этом кильдыме я написала следующее стихотворение, увидев компанию, где таких
полу-пьяных, еще тогда полу-пьяных подростков, которые явно вернулись с какого-то
завода либо там с какого-то... Ну может быть какие-то рабочие просто... И там
была девушка с ними, которая как бы была с ними, именно "как бы"... Но она
абсолютно точно отсутствовала. И мне даже казалось, что она к этой компании не
относится абсолютно, но в этот момент, когда я об этом подумала, один из, я так
понимаю, таких козырей этой компании сгрёб её в охапку своей лапищей, притянул к
себе и тут меня затошнило. Я написала следующее стихотворение, называется
"Эспераль". Что такое Эспераль - я не знаю.

На ней медом скулы! Скулы! Скулы!
На ней воронье крыло.
Губы скрывает в мимике шума
И что-то доказывает, доказывает, доказывает...
Фигурно ресницами черкает профиль
Чернеет бровями и сразу - в темень.
Две кисти (такие тонкие кисти!)
Ломаются горизонтами.
Я подхожу к ней:
- Я знаю Вас в прошлом
Она:
- Занимались любовью?
Я:
- Да. Но увы не со мной.
Она:
- буравил замочную скважину крошка?
Я:
- Когда Вас увидел стихами напрягся
Она:
- Ко всем со стихами суешься?
Я не люблю ни стихов ни поэтов
С их алкогольными рожами!
Всю жизнь на халяву и женщинам врете
И всё вам себя жалко жалко!
Давай-ка вали поэт по-хорошему
Пока своему не пожаловалась...

Я натыкаюсь на утро.
Вечер весь вышел трактирным угаром.
В сердце занозой застряла вчерашняя.
Жаль что была не одна.
Проехали. Кухня. Черенющий кофе
Собака и тишина.
Часовой механизм
(Д.Арбенина)
Серенады печальных песен моих
Превращаются в горсти песка.
Зеркало дробью вьется во мне
Танцует бездомный канкан.

И отчаяньем мажу и мажу себя
От голени до головы.
Город голодный улицы жрет
Вздыхают усталые львы.

Любить себя невозможно.
Всё - блеф на кончике острия!
Кончено! Думала смерть обо мне.
Толпились угрюмо друзья.

И я холодела шершаво касаясь
Могильного шелка у рта.
Хотелось чаю. Но вместо него
Слюной текла пустота.

И левый каблук опротивел
В ключицы впирая статику дна.
Отрадно что в крематорий со мной
Сегодня пришла весна

А время застыло - убогий банкрот -
В секундной и часовой.
И стало понятно что созданный мир
Придуман был вовсе не мной.

Но здесь как-то мертво и стыло лежать
По-прежнему мерзнет душа.
И хочется выть и царапать крышку
Каленой сталью ножа.

Планы сбежать провалились - 
Мне плохо и здесь как было всегда.
Одно преимущество - больше не надо
Смеяться и рвать провода.

И взвесив всё это не то чтоб на вес
Мальчишечьим тая пушком -
Прошу вас поверить в необходимость
По венам пустить молоко.
Капитанская дочь
(Д.Арбенина)
Было. И много. Но так никогда.
В кране запела от счастья вода
И захлебнулась у самого рта 
Того кто не знал поцелуев.

минус три ночи. Три 8 на 3.
Кто за штурвалом не видел земли
Кто за штурвалом целуется сладко и сочно.

И капитанская плавится дочь 
Няне внимая и грезит всю ночь
Шепотом: Милый! Мой преданный друг!
Тебе я навеки невеста!

Было: по реям рассвет протекал
В устья людей и казенных зеркал.
Она наблюдала за ним: он курил.
Он хмурился. Ей было грустно.

Челночить по берегу – смысл на нуле.
Уж лучше балластом на корабле.
Гарсон в одеяле как лошадь в седле.
7 дней тяжело без девицы!

Было. Я видела: суша кралась
Приметой того что жизнь удалась
Приметой того что нужно спешить 
В каюту пока не хватились.

И выпустив ей на колени свой сок
Гарсон второпях затянул поясок
"Ты не провожай" - попросила. Кивнул
И тотчас уснул обновленный.

И был на корме уютный трамплин.
И руки сложив на манер балерин.
Она задохнувшись от слез и стыда
Упала в немое пространство.

И долго искали. Как скрепку в бюро
А море качалось и словно росло
Её аккуратно дотавив нутро
Без права дороги обратно.
Хоккей
(Д.Арбенина)
Нет обреченнее зрелища:
Женщина смотрит хоккей.
Вполоборота к воротам.
Жизнь надоела до рвоты.
И нянчу чужих детей.

Нет обреченней стены
Параллельной поверхности шара.
Я никогда не просила
Я никогда не мешала
Твоим танцам в лоне весны.

Нет! Я сказала что нет!
Земли виртуально касаясь
Я сердце гулять отпускаю
В аэродромный снег.

Нет обреченнее двух
Ставших навек перед прошлым.
Нам разойтись невозможно
Как взять у бога взаймы.

И нет обреченней пути
Чем мой. Без поправки на север
Туда где танцуют метели
И странного цвета сны.
Окопное
(Д.Арбенина)
Война: за тузами черви крадутся.
Ты спи не храпи хоронись за редутом
Воздухом легких беги в колибре свинца.
Из мертвых капралов одетых в мундиры
Стекают сердца в города-побратимы
И братским салютом куражится сын за отца.

Мне нет возвращенья как нету привала
На венах людских той что кровь смаковала
Скрываясь под пыльной вуалью губернского дна.

И вера не здесь и увы не в пшенице.
Отчизна как мать никогда мне не снится.
Но я не ропщу: на крыс амуницию
Вшивость бинтов ржавые дула
Предателей слева союзников справа
Беременность жён пусть им просто надуло –
Раз надо поверить – поверю
И в веру и в Надю пусть только в окопах
Купается солнце в любви перископах.
Чтоб поваром пулю на завтрак и сытым
Как в детстве сладко уснуть.

Так я не ропщу. Повторяю для умных
Обычно с глазами крота
И младенца. Так я не ропщу.
И пар выпускаю из нежного мертвого рта.
Скалолазы
(Д.Арбенина)
Слава богу что я знаю точно что будет в конце:
Параллельные рельсы и ты всё узнаешь не сразу
Неглубокие шрамы на бледном скуластом лице.
И портье перед номером будет стоять как на страже.

Слава богу что я не успею тебе показать
Свою старость и немощь и робость просить о заботе.
Как колотится сердце! Как хочется плакать! Прицел
Как всегда начеку и готовится мушкой на взводе.

Слава богу что быстро. что свет не успел догореть
Промелькнув на сетчатке флажком и соцветием розы.
Мы любили огонь. Мы любили на пламя смотреть
Доверяя ему свою жизнь. И не чуя угрозы.

Слава богу что бог не успел помешать мне уйти.
И теперь наша встреча постфактум а значит формальна.
Я вернусь на любимые скалы в изящной пыльце.
Не печалься прошу. Догоняй. Горы вьются спиралью.

Слава богу что я буду петь когда ты замолчишь
Рассказав мне что стало потом. Я простила всех сразу.
Потанцуй для меня. И не дай мне опять умереть.
Мы же в связке с тобой! Навсегда мы с тобой скалолазы.
Про Бонни и Клайда
(Д.Арбенина)
Никто не знает наших паролей.
Боли. Братаний. Привкуса крови.
Вкуса слюны нашей под языками.
Никто никогда не узнает.

Никто не узнает как я тебе пела
Так громко так сладко и вытекла мелом
Тебе на ладонь и с тех пор отдаваясь
Тебе всегда раздевалась.

Никто не узнает как мы цепенели
И после полётов друг к другу взрослели
Уже понимая реальность побега
В низовье французских рек.

И смерти отныне я ей благодарна
За этот немыслимый щедрый подарок
За двадцать второе мне в сердце дыханье
За Клайда и Бонни. За Бонни и Клайда.

И я знаю всё: всё что с нами случится - 
Ты будешь лететь над обрывом как птица.
А я ртом согрею холодное дуло
И я догоню тебя. Милый - придумай

Нам в следущей жизни иные пароли -
Без пороха. Я так устала от крови.
Мы счастливы будем. Я чувствую это.
Мы оба погибли тем летом.
Ольга
(Д.Арбенина)
Ольга! Ольга! Тоскую!
Тоскую тоскую Ольга!
Кожей ботинка латаю
Дыру из воска и бронзы.

Ольга! Ольга! Мне тяжко!
Не жизнь без тебя на болотах!
Плевать что ко мне безучастны
Аборигены из сквотов.

Ольга! Из дома новость:
Отец по делам ездил в Питер.
Твой памятник будет в мае.
Всех позовем. Не обидим!

Мариша стихов почитает
Запутается в окончаньях...
Отец был красивый и ровный
Под веками прятал отчаянье.

Ирмуля свой рост сокращала 
Отцовы гладя запястья.
А он молоком топленным 
Молчал. Разрывался на части.

Ольга! Ну как же так, Ольга?!
Не манна не каша с брусникой!
Давно мы не виделись! Здравствуй!
Здравствуй в небе индиго!

Где угол? Где угол? Поставьте
Меня на горох преступлений!
Я выдержу всё за возможность 
Друга увидеть колени!

Осиновый кол в душу впился!
Я вою под одеялом!
В трамвай как в поход на Голгофу!
О Господи! Только не пьяной!

Ольга проснись! Я тоскую!
Ольга! Я вечна рада
Тебе приносить бульоны
И россыпи винограда!

И прятаться плакать украдкой 
Где-то меж связок в гортани.
Тоскую! Тоскую! Тоскую!
И легче чем было не станет.
Спринтер
(Д.Арбенина)
На финише я был небрежен:
Носком черканул по мелу.
И справа и слева орали...
Я понял - что я пришел первым.

Гудело в затылке. Лоснились
Виски ледяными ручьями.
Все те кто дышал мне в затылок
Я знал - мне не станут друзьями.

Я волосы мял в полотенце.
И жутко хотел текилы.
Шампунь пах иллюзией груши.
Я куртку на плечи накинул

И дернул оконную раму
И прыгнул в траву. Покатился.
Когда побежал стало горько -
Что не с кем было проститься.

Не с кем...
Не с кем...
Не с кем...
Не с кем было проститься..
Не с кем...
Горелову
(Д.Арбенина)
В шахматах просто: если мат то мигрень.
Лбы уронившие гроссы не дают океану взаймы.
И не замечают лоска черно-белой тюрьмы.
А ты... А ты – чудо-остров.
Тебя обидеть что ким ки дука
Заставить встать на колени.
Я цепенею от тайны в тебе хрупкой тревожной загадки.
Ты будешь таким долго. И после меня будешь таким.

В шахматах бреют души. И гамлет не столь резонен 
Сколь в феврале в аризоне партия без туры.
А ты... А ты свободен и дышишь! Три кошки в уютном доме
Весну встречать наготове как африканские львы.

А в шахматах пот не принят. Линии режут линии
Пересеченья отныне зовутся глаголом "съел".
А ты... А ты влюбляешься в дроби и в барабанном ознобе
Ликуешь диктуя сердцу единственно нужный ритм.

И я наблюдаю это. и чувствую – скоро лето.
Но не изменится почерк девятого дня весны.
И вот ещё что: о платьях сестер грезят младшие братья
И будто бы ищут защиты у бесконечной длины.
Сын
(Д.Арбенина)
Залогом нашей любви станет наш сын.
Цыган по крови как ты, волчонок как я.
Я так тебя сильно люблю, что хочется выть.
Не верю что ты когда-нибудь бросишь меня.

Залогом нашей любви станет наш сын.
С твоей горчицей в глазах и с шеей моей.
Я так тебя нежно люблю, что плачу когда 
Ты входишь в меня самым стройным из всех кораблей.

Залогом нашей любви станет наш сын.
Наш маленький принц тебе камушки прячет в карман.
Бредете вдоль моря: боюсь как бы вдруг не простыл
Наш мальчик, наш кроха небесная, наш талисман.

Залогом нашей любви станет наш сын...
Станет наш сын...
На елке у Ивановых
(Д.Арбенина)
Смерть наряжает ёлку в фотокарточки папы и мамы.
Коленки скулят от йода. Праздник - а хочется плакать.

И лишние вилки как рёбра непойманной рыбы скелеты.
Я в скатерти дырку сделал - меня отлупили за это.

И гости степенно на стуле за стол опускали спины.
И трепетно передавали друг другу салаты и вина.

И воздуха разом не стало в накуренном жарком доме.
Я голову прятал от влажных духами пропахших ладоней.

Меня целовали в щёки в пунцовые мягкие уши.
Ко лбу прижимались губами. Виски царапали дужки.

Жалели жалели и пили и пили и ватой хмелели.
И в дедушке плакала водка. Он мне утыкался в колени.

И бабушка как изваянье крестилась привычно и скоро.
И будто молитву шептала: мне скоро мне скоро мне скоро.

А в полночь часы зазвонили и били 12 ударов.
Меня моментально забыли. Меня моментально не стало.

А я стал дышать на узоры мороза в кухонной раме.
Уверен - так будет теплее уснувшим папе и маме.
Одиночество есть
(Д.Арбенина)
Одиночество есть человек во фраке.
Много жалоб и слез. Я как теннисный мячик 
Отражаю себя от прозрачного тыла 
Что зовется столом. Я запомнил как стыла

На плите коммунальной волшебная греча.
Я отдал бы себя всем кто хочет но вечен
Мой восторг и печаль под покровом дудука
Знала б ты как тогда я хотел твою руку

Искупать в ласках гордых в коварстве севана
(Знала б ты как тогда я хотел...)
Одиночество, одиночество есть нить подъемного крана
На котором висит поплавок из бетона 
И ломает Литейный на пустыне бездомность.

Одиночество есть водка без наслажденья.
Лучше кофе вино и безвкусные деньги
Заработать их не составляет усилий -
Просто выйти и спеть. Запеленутый в силу

Голос мой дарит годы бессмертному залу
Одиночество есть. И таится в вокзалах
Эмигрантом скулит на коленях - обратно.
Но я больше не верю. Никому. Только брату.

И не смей меня звать шифром, азбукой Морзе
Я ушел навсегда. Всё предельно серьезно.
Салютую. Пока. Посошком сказки Грина
Одиночество есть. Буду ждать терпеливо

Плюс итог. Одиночество – фрак вдет в петлицы.
Четкий абрис лица. Загнут угол страницы.
И зима как наждак по лицу будто в драке.
Одиночество есть человек во фраке...
Одиночество есть человек во фраке...
Одиночество есть...
Не оправдаться
(Д.Арбенина)
Я недавно летела в штаты и познакомилась с очаровательной пожилой женщиной,
профессором МГУ, с которой проговорила все, сколько там, десять часов полёта.
Даже не заметила, как они пролетели. И для меня было очень важно услышать, что
она думает о том что я делаю, при том, что у меня не было ничего с собой, ни 
книжки ни диска. Я ей по памяти прочитала стихотворение, которое называется "Не
оправдаться". Собственно говоря, для неё и читаю сейчас...

Сначала он даже не понял как вышло. Сломалась скорость
О пыльный каркас железа. Внезапно он понял и взвыл.
Небо текло полосою до горизонта. Что стоит
Совесть измучить кровью не смея глаза закрыть? 

Сначала он ощупью пальцев хотел поползти по асфальту.
Но как-то внезапно сжался в ладони спрятал лицо.
Вода - это то что нас прячет от грунта земли. Тело - мячик - 
Гудрон полирует не хуже чем дворник метет крыльцо.

И странно что боль пахнет хлебом. Он умер в июне. В среду.
Отдать не успел за новый компьютер должок отцу.
А зебра есть смерть пешехода. Любовь под гипнозом исхода
Внезапно становится вечной и мертвым идет к лицу.
Четыре недели
(Д.Арбенина)
Ты боишься меня. Принимаю: рискуешь рассудком.
Ты боишься меня. Опоздала: я запах учуял.
Я возьму тебя нежно врасплох оголтело-горячий
Я грузинские звезды на бедрах твоих нарисую.

Я охотник. Ружье начеку и апрель в сердце тает.
Я любовник тебе. Ждать осталось четыре недели.
Я не стану спешить - вдруг спугну. Цепенею в засаде.
Я прикован к запястьям твоим. Я отвык от постели.

Ты печатаешь шинами снег. Каблучки под капотом.
Я как мальчик влюбился в тебя. Мне нет права на это.
Нас с тобой уничтожат - ты замужем ты несвободна.
Наплевать. Не боюсь. Увезу в мексиканское лето.

Ты боишься меня. И ты хочешь меня. Ты скрываешь.
Бесполезно. Я чую. Искрит. Тетива на пределе.
Ты боишься меня. Ты права - ты рассудок теряешь.
Я возьму тебя в плен. Ждать осталось четыре недели.
Весной не умирают люди
(Д.Арбенина)
Весной не умирают люди – ждут декабря.
Как снег – что первый саван – ранит землю.
Обижена земля. Хрустит пугает настом и ключи
Опять утеряны. И скважина молчит в оцепененьи.

Он не виновен в смерти. Он молчит.
И делает как надо. Он уверен
В своих поступках. Качество добра
Не в бесконечной жизни... Пусть хула
Ему вдогонку. Каяться не время.

А я одна. По темя. Я одна.
Мой ракурс четко выверен до ноты.
И я топлю в сознании кого-то
И спать люблю. К тому же смысла нет 

В бессонице. Как смысла в рейдах нет
К холмам где тоже любят спать но спят без шансов
На утреннее солнце и омлет, на кофе. Официантов реверансы.
И вроде бы в раю а счастья нет. 

Весной не умирают. Ждут зимы. 
Весной назло смертям цветут мимозы.
Ну! Мама! Не молчи! Я стала взрослой!
И жму в горсти ключи. И жму в горсти.

А между пальцев вырастают розы.
Я узнаю запястья. Кровь стучит.
Кричу и жду из детсва отголоска.
Напрасно. Хоть кричи хоть не кричи.
Посткриптум
(Д.Арбенина)
Смотри ситуация – я приезжаю в Одессу.
Ручку прошу стесняясь просить чернила.
Пасмурно. Львы без ушей. Без имени церковь.
Нарциссы остовов домов игнорируют крышу.

Мне дарят лосьон. Он мужской. Занозы жжет хвоя.
Моя сексуальность загадка. Без права на верность.
Я баб ненавижу, как смок. Вдыхаю суть женщин.
Мечтаю о платье аскета нежнейшего кроя.

Стремителен омут друзей. (Что за дурь – лимузины!)
Мы бьемся взаправду: тебе люб Есенин, мне - Гете.
Коверкают рот мемуары. Шаланды красивы.
В бойницах платанов улитками спят пулеметы.

И вот ситуация - я приезжаю в Одессу.
Мы с другом из разных племен но мы ровня по сердцу.
Мой друг уже здесь и готовится стать оголенным.
Ему 35. Он смеется и пахнет младенцем.
Запах Юга
(Д.Арбенина)
Запах Юга печален как мы на плацдармах перрона.
Запах Юга отмечен крылатыми без провожатых.
Я тебя привезла как невесту знакомиться в город
Зная ты уже любишь его: ты жила в нем когда-то.

В этом городе сушат белье во дворах парусами.
Флагом реют пижамы и ветхость рубах не зазорна.
Ты ходила и гладила всё обнималась часами
С этим городом. Колокола вам кивали влюбленно.

Я тебя не ревную. Компас стрелкой гнется на север.
И от инея сердце печет и седеет затылок.
В этом городе как виноград вороньё на платанах.
Мои руки. Балкон. Красота в объективе застыла.
 
Запах Юга бездомен как море где мы были порознь.
Запах Юга острее иглы. В уши намертво имя.
Я тебя привезла в этот город таинственно-нежный
Как невесту. Без права на то что будут другие.
Ноль четыре промилле
(Д.Арбенина)
Влюбленные красят небо в единственно верный цвет.
Ты пьешь огромные луны - меня пеленает рассвет.

И стонут тоской километры. И превращаются в мили.
Не важно что я стал не первым. Не важно кого мы любили.

Не важно что ты испугалась и первая ночь вышла грубой.
Не важно что оба смущались, толкались губами в губы.

Не важно что не получилось. Не важно что порознь уснули.
Не важно что всех кто нас любит мы без труда обманули.

Не важно что ты так же влажно интимно куришь со всеми.
Не важно что я задыхаясь стою. Наблюдаю. Зверею.

Не важно что чудом не влипли: спасли ноль четыре промилле.
Не важно что будь мы солдаты уверен - друг друга б прикрыли.

Не важно что я тебя старше. Не важно что мясо не в моде.
Иные проводят время а наше бежит а не ходит.

Не важно что я твой кепарик ношу. Минус двадцать в России
А ты в моей кроличьей шапке в жаре фаренгейта красива.

Не важно что мы ровно наспех с тобой в десять-двадцать простились
Не важно что все самолеты тебя никуда не пустили

Не важно как стекла потели дышал на них, ждал как техасский
Мальчишечка. Были б ботинки - так втер бы в носы тонну ваксы

Не важно baby’арагула не важно что все покемоны
(Я их зову робеспьюши) укутаны в пластика шторы

Не важно что ты мое имя боялась сказать будто вето
Не важно что падая навзничь ловил тебя. Плавились кеды

Не важно не важно не важно: мы обреченно-детальны
А знаешь что важно? Я в марте сорвусь. Обещаю. Встречай меня.


NO COPYRATES AT ALL