ДДТ, Юрий Шевчук - Кочегарка (1985) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

ДДТ, Юрий Шевчук


Полный список песен
Разные песни
ДДТ-1 (1981)
Свинья на радуге (1982)
Компромисс (1983)
Периферия (1984)
Время (1985)
Я получил эту роль (1988)
Оттепель (1990)
Пластун (1991)
Актриса Весна (1992)
Чёрный пёс Петербург (1993)
Это всё (1994)
Любовь (1996)
Рождённый в СССР (1997)
Мир номер ноль (1999)
Просвистела (1999)
Метель августа (2000)
Единочество. Часть 1 (2002)
Единочество. Часть 2. Живой (2003)
Город без окон. Вход (2004)
Город без окон. Выход (2004)
Пропавший без вести (2005)
Прекрасная любовь (2007)
Иначе / PS (2011)
Прозрачный (2014)
Хали гали Галя Ходи (2018)
Юрий Шевчук - Я уезжаю (1982)
Юрий Шевчук - Хич (Концерт в Череповце) (1983)
Юрий Шевчук, Александр Башлачев - Кочегарка (1985)
Юрий Шевчук, Сергей Рыженко - Москва. Жара (1985)
Рустем Асанбаев и Нияз Абдюшев - Пассажир (1997)
Юрий Шевчук - Два концерта. Акустика (2001)
DDT - Family (2006)
Юрий Шевчук, Константин Казански - L'Echoppe (2008)
ДДТ, Юрий Шевчук - Кочегарка (1985) - тексты песен, аккорды для гитары

Кочегарка (1985)


  1. Наполним небо добротой (на "Периферия")
  2. Свинья на радуге (на "Свинья на радуге")
  3. К чему реке...
  4. Я завтра брошу пить
  5. Я получил эту роль (на "Периферия")
  6. Не пинайте дохлую собаку (на "Оттепель")
  7. Осень (Мёртвые дожди)
  8. Осень (Посвящение С.Есенину)
  9. Мальчики-мажоры (на "Время")
  10. Галя, ходи
  11. Тише-тише
  12. Монолог в ванной (на "Время")
  13. Эй, судьба
  14. Хиппаны (на "Периферия")
  15. Песня ржавой воды (на "Башлачев II")
  16. Некому берёзу заломати (на "Башлачев I")
  17. Время колокольчиков (на "Башлачев I")
  18. Лихо (на "Башлачев I")
  19. Музыкант (на "Башлачев I")
  20. Час прилива (на "Башлачев I")
  21. Слёт-симпозиум (Репортаж) (на "Башлачев II")
  22. Свадьба (на "Башлачев IV")
  23. Храни нас, Господи (на "Башлачев IV")


К чему реке...
(Ю.Шевчук)
          D#m            F#
К чему реке моё шальное пенье
           H                   F#
Спокойный лес не трогает мой стих
           G#m     B           D#m
Я быстро слез с Пегаса в этот миг
H        D#m   B          D#m  B
Природе важно только удобренье

Ей не к чему влюблённые поэты
Их равнодушно слушает она
Зевает скучно бледная луна
Плюёт на наши пылкие сонеты

Когда уйдут ненужные слова
И пропадёт последний из двуногих
Луна зайдёт на вещем небосводе
И не заплачет пыльная трава

Hе пересохнет золотое море
Вновь тишина усядится на трон
И времена причудливых имён
Размоет дождь из радости и горя
И времена причудливых имён
Размоет дождь из радости и горя
Я завтра брошу пить
(Ю.Шевчук)
   G#m                   D#         G#m
Я завтpа бpошу пить, вот удивится свет,
     G#7                          C#m
Пpочту десяток книг и натяну вельвет,
                    D#7        G#m
Я выдавлю пpыщи, я патлы остpигу,
     B7               D#
Тpойной одеколон для pожи сбеpегу.

И в гастpоном с утра зайду как человек,
И коpешам назло на тоpт я выбью чек.
И с этим вот тоpтом пойду к себе домой.
А Клавка, двеpь откpыв, воскликнет: "Боже мой!"

И станем чай мы пить, газетки вслух читать.
И Клавка, может быть, с собой положит спать.
Ох, Клавдия моя, как я тебя любил!
От этих чувств больных должно быть я и пил.

А дальше все пойдет как в фиpменном кино:
Куплю машину я, обои и тpюмо.
Общественность, завод - сам посуди, не пью,
Посадит за столом как своего судью.

И вот на Волге я качу к себе домой.
А Клавдия-то, pастолстев, все потчует икpой.
Гоpит цветной экpан, хpустит во pте икpа!
Настанет, мужыки, счастливая поpа!

За это же не гpех сегодня выпить нам!
Налей-ка, Коль, еще мне кpасненькой сто гpам.
Давай деpябнем, Вась, мы за мою судьбу!
Да за такое ведь я белую возьму!

Я завтpа бpошу пить...
Осень (Мёртвые дожди)
(Ю.Шевчук)
Em       F#m  H7    Em
Осень - мертвые дожди
        F#m H7  Em
Осень - юные морозы
     Am  D    G
Задубевшие березы
     Am   H7   Em
Ковыляют по Руси

Осень - ржавая листва
Облевавшая дорогу
Осень - смертная тревога
Для хмельного старика

Я татарин на лицо
Да с фамилией хохляцкой
Отчего ж в тоске кабацкой
Угодил под колесо

Я зарезан без ножа
Я прострелен но не пулей
Вы мою свечу задули
Осень - темная душа

С неба рвет слепая муть
Для чего Ему я каюсь?
Скоро, верую, отмаюсь
Вместо крови в жилах ртуть

Поэтичность языка
Сладкомудрая химера
Этой дряни нету дела
До хрипящего меня
Осень (Посвящение С.Есенину)
(Ю.Шевчук)
Em         Am  H            Em
Песня невеселая да еще дождливая
E7              Am      D            G
Hе стучась ко мне вошла - осень пожалей
E7         Am    D           G
А она не слушает - мокрою вороною
C           G    F#m   H   Em
Hа помойке роется памяти моей
E7         Am    D           G
А она не слушает - мокрою вороною
C           G    F#m   H   Em
Hа помойке роется памяти моей

И завязну по уши я в грязи и в горестях
Брел облезлым мерином - пер нелегкий груз
А меня по ребрышкам пьяная хреновина
Слышу похоронное завывание мух
А меня по ребрышкам пьяная хреновина
Слышу похоронное завыванье мух

И любовь покинула в эту непогодицу
Улетела от меня лебедью на юг
И не нужны ей славненькой лишние страдания
Ей не нужно никаких наших зимних вьюг
Hе нужны ей славненькой лишние страдания
Ей не нужно никаких наших зимних вьюг
Галя, ходи
(Ю.Шевчук)
      F#
Тихо падают листья осенние,
Я бегу по дороге домой.
Настроение просто весеннее
У меня после встречи с тобой.

        H
   И какая во мне воет музыка,
        F#                C#
   О которой никто не слыхал.
            H                 F#
   Жаль не пили мы вместе с поэзией —
                C#      F#
   Я б такое бы ей начитал!

      F#  D#m                      F# C# F#
      Е-е-е! Хали-гали, Галя ходи. Е-е-е!
      F#  D#m                      F# C# F#
      Е-е-е! Хали-гали, Галя ходи. Е-е-е!

Настроение просто прекрасное —
Вот бы красками все написать.
Но такие глаза сине-ясные
Не смогу я, увы, передать.

   Эх, возьму-ка я лучше бутылочку,
   Крепко выпью за нашу любовь —
   Это тоже уметь нужно милочка,
   Разогнать молодецкую кровь.

      Е-е-е! Хали-гали, Галя ходи. Е-е-е!
      Е-е-е! Хали-гали, Галя ходи. Е-е-е!
Тише-тише
(Ю.Шевчук)
 Am                      E             Am
Тише, тише, тише, тише, тише, парень, не шуми.
   A7                                   Dm
Вдруг услышат твои речи заграничные враги.
                            E          Am
И, не дай Бог, в их эфире прозвучат твои слова,
  H7                   E7
Что чего-то у нас нету и не так идут дела

    Dm                          E         Am
   Нет у нас лихих бандитов — все в Америке живут.
    Dm                       E              Am
   Нету пьяниц, за границей только вермут продают.
    Dm                        E         Am
   Нет кичливого начальства, нету блата и воров,
    Dm                       E           Am
   Нету частного хозяйства, каждый молод и здоров,
   Dm                  E             Am
   И работает ударно вся страна, без исключенья,
    Dm                        E              Am
   Нет художников никчёмных, каждый — гений Возрожденья!
Эй, судьба
(Ю.Шевчук)
Dm7        G9  Em7           A7 
Эй, судьба! Я номер твой набрал... 
Dm7       E7   Am7   A7         Dm7 
И только не томи протяжными гудками. 
     G9             Em7      A7 
Что будет завтра с нами - взлет, или провал? 
Dm7        E7    Am7        A 
Что будет завтра, черт возьми? 

Ах, Любовь! Взгляни-ка на меня.
Чем не хорош? А ты все стороною...
Живу тобою я с того дня,
Когда ты мне вонзила в сердце нож.

Эй, друзья! Ну что вы загрустили?
Опять тоска идет на абордаж...
Но мы шабаш еще устроить в силе.
Не унывай, мы молоды пока...
Песня ржавой воды
(А.Башлачев)
  Em                 Am               G
Красной жар-птицею, салютуя маузером лающим,
  Em                    Am                    G
Время жгло страницы, едва касаясь их пером пылающим.

            Am          Hm              Em
   Но годы вывернут карманы - дни, как семечки,
    Am        Hm       Em
   Bалятся вкривь да врозь.
          Am          Hm            Em
   А над городом - туман. Xудое времечко
      Am     Hm     Em
   C корочкой запеклось.

Черными датами, а ну еще плесни на крышу раскаленную!
Ox, лили ушатами ржавую, кровавую, соленую.

   Годы весело гремят пустыми фляжками,
   Выворачивают кисет.
   Сырые дни дымят короткими затяжками
   В самокрутках газет.

Под водопадом спасались, как могли, срубили дерево.
Ну плот был что надо, да только не держало на воде его.

   Да только кольцами года завиваются
   В водоворотах пустых площадей.
   Да только ржавая вода разливается
   На портретах великих дождей.

Но ветки колючие обернутся острыми рогатками.
Да корни могучие заплетутся грозными загадками.

   А пока вода-вода кап-кап-каплею
   Лупит дробью в мое стекло.
   Улететь бы куда белой цаплею!
   Обожжено крыло.

   Но этот город с кровоточащими жабрами
   Надо бы переплыть...
   А время ловит нас в воде губами жадными.
   Время нас учит пить.
Некому берёзу заломати
(А.Башлачев)
Am
Уберите медные трубы!
Натяните струны стальные!
Hm
А не то сломаете зубы
Об широты наши смурные.

Искры самых искренних песен
К нам летят как пепел на плесень.
Вы все между ложкой и ложью -
А мы все между волком и вошью!

Время на другой параллели
Сквозняками рвется сквозь щели.
Ледяные черные дыры -
Окна параллельного мира.

Вы нам, то-да-сё, трали-вали
Мы даём ответ - тили-тили.
Вы для нас подковы ковали -
Мы большую цену платили.

Вы снимали с дерева стружку -
Мы пускали корни по новой.
Нам кидали медную полушку
Мимо нашей шляпы терновой.

А наши думы вам и не снились.
Наши беды вам не икнулись.
Вы б наверняка подавились.
А мы же ничего, облизнулись!

Лишь тоска-печаль облаками
Над седой лесною страною.
Города цветут синяками,
Да деревни - сыпью чумною.

Кругом - бездорожье-траншеи.
Зря к реке торопимся, братцы?
Стопудовый камень на шее -
Рановато, парни, купаться!

Хороша студена водица,
Да глубокий омут таится -
Не напиться нам, не умыться,
Не продрать колтун на ресницах.

Вот тебе обратно тропинка
И петляй в родную землянку.
А крестины там иль поминки -
Все одно там пьянка-гулянка!

Если забредет кто нездешний -
Поразится живности бедной,
Нашей редкой силе сердешной
Да дури нашей злой заповедной.

Выкатим кадушку капусты.
Выпечем ватрушку без теста.
Что, снаружи все еще пусто?
А внутри по-прежнему тесно!

Вот тебе медовая брага,
Ягодка-злодейка-отрава.
Хочется - качайся налево,
Хочется - качайся направо.

Вот и посмеемся простуженно,
А об чем смеяться - неважно,
Если по утрам очень скучно,
А по вечерам очень страшно!

Всемером ютимся на стуле,
Всем миром на нары-полати.
Спи, дитя мое, люли-люли!
Некому березу заломати.
Время колокольчиков
(А.Башлачев)
 Em         C
Долго шли зноем и морозами,
  Em       C
Все снесли и остались вольными,
  Em          C
Жрали снег с кашею березовой
Em        C
И росли вровень с колокольнями

Если плач - не жалели соли мы.
Если пир - сахарного пряника.
Звонари черными мозолями
Рвали нерв медного динамика.

Но с каждым днем времена меняются.
Купола растеряли золото.
Звонари по миру слоняются.
Колокола сбиты и расколоты.

     Em          C
   Что ж теперь ходим круг да около
    Em       C
   На своем поле как подпольщики?
   Em        C
   Если нам не отлили колокол,
     Em            C              Em
   Значит, здесь время колокольчиков.

Зазвенит сердце под рубашкою.
Второпях врассыпную вороны.
Эй! Выводи коренных с пристяжкою
И рванем на четыре стороны.

Но сколько лет лошади не кованы,
Ни одно колесо не мазано.
Плётки нет. Седла разворованы.
И давно все узлы развязаны.

A на дожде все дороги радугой!
Быть беде. Нынче нам до смеха ли?
Но если есть колокольчик под дугой,
Так, значит, все. Заряжай, поехали!

   Загремим, засвистим, защелкаем,
   Проберет до костей, до кончиков.
   Эй, братва! Чуете печенками
   Грозный смех русских колокольчиков?

Век жуем матюги с молитвами.
Век живем, хоть шары нам выколи.
Спим да пьем сутками и литрами.
Не поем. Петь уже отвыкли.

Долго ждем. Все ходили грязные,
От того сделались похожие,
А под дождем оказались разные.
Большинство-то честные, хорошие.

И пусть разбит батюшка Царь-колокол,
Мы пришли с черными гитарами.
Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл
Околдовали нас первыми ударами.

   И в груди искры электричества.
   Шапки в снег - и рваните звонче.
   Рок-н-ролл - славное язычество.
   Я люблю время колокольчиков.
Лихо
(А.Башлачев)
A                           B           A    B
Если б не терпели - так по сей день бы пели!
A                    B         A    B
А сидели тихо - так разбудили Лихо!
  A              B       A    B
Вьюга продувает белые палаты.
 A               B             A   B
Головой кивает хрен из-под заплаты.

  A                 B        A   B
Клевер да березы - полевое племя.
 A                 B         A
Север да морозы - золотое стремя.
 B          A     B          A
Серебро и слезы в азиатской вазе.
A                       B                  A   B
Потом - юродивые-князи нашей всепогодной грязи.

Босиком гуляли по алмазной жиле.
Прочих расстреляли. Многих сторожили.
Траурные ленты. Бархатные шторы.
Брань, аплодисменты, да стальные шпоры.

Корчились от боли без огня и хлеба.
Вытоптали поле, засевая небо.
Хоровод приказов. Петли на осинах.
А поверх алмазов - зыбкая трясина.

Позабыв откуда, скачем кто куда.
Ставили на чудо - выпала беда.
По оврагу рыщет бедовая шайка -
Батька-топорище да мать моя нагайка.

Ставили артелью - замело метелью.
Водки на неделю - да на год похмелья.
Штопали на теле. К ребрам пришивали.
Ровно год потели да ровно час жевали.

Пососали лапу - поскрипим лаптями.
К счастью - по этапу. К свету - под плетями.
Веселей, вагоны! Пляс, да перезвоны!
Кто услышит стоны краденой иконы?

А хрен на нас управа, поезд без дороги.
Только нам и славы, что кованные блохи.
Только и подарков - то, что не отняли,
А мёртвому припарки - как живым медали.

Вдоль стены бетонной ветерки степные.
Мы тоске зеленой племяши родные.
Нищие гурманы, лживые сироты
Да горе-атаманы из сопливой роты.

Приоткрой окно мне мальчик равнодушный,
Мы снежок припомним там, где будет душно.
Вспомним зиму нашу, белые кафтаны,
Вслед крестами машут сонные курганы.
Музыкант
(А.Башлачев)
C D C D G
        Am
С восемнадцати лет
      C                   G                          Am
Он играл что попало для крашеных женщин и пьяных мужчин.
               C          G                Am
Он съедал в перерывах по паре холодных котлет.
Музыкант полысел.
      C                G                Am
Он утратил талант. Появилось немало морщин.
Он любил тот момент,
       C                  G                Am
Когда выключат свет, и пора убирать инструмент.

А после игры,
Намотав на кулак электрические шнуры,
Он вставал у окна.
И знакомой халдей приносил ему рюмку вина.
Он видел снег на траве.
И безумный оркестр собирался в его голове.
Возникал дирижер,
Приносил лед-минор и горячее пламя-мажор.

Он уходил через черный ход,
Завернув килограмм колбасы в бумагу для нот.
Он прощался со мной,
Он садился в трамвай, он, как водится, ехал домой.
И из всех новостей
Самой доброй была только весть об отъезде детей.
Он ложился к стене.
Как всегда, повернувшись спиной к бесполезной жене.

      C  D C          D
   И ночью он снова слышал
        G
   Эту музыку...
      C  D C          D
   И ночью он снова слышал
          G
   Звуки музыки...

И наутро жена
Начинала пилить его ржавым скрипучим смычком.
Называла его
Паучком и ловила дырявым семейным сачком.
Он вставал у окна.
Видел снег и мечтал о стакане вина.
Было много причин
Чтобы вечером снова удрать и играть
Для накрашенных женщин
И их безобразных мужчин.

                    Am
Он был дрянной музыкант.
C        D             G
Но по ночам он слышал музыку...
Am
Он спивался у всех на глазах.
C        D             G
Но по ночам он слышал музыку...
Am
Он мечтал отравить керосином жену.
C        D             G
Но по ночам он слышал музыку...
Час прилива
(А.Башлачев)
E7
Час прилива пробил. 
Разбежались и нырнули. 
Кто умел - тот уплыл. 
Остальные утонули. 

   E7
   А мы с тобой отползли
                 G 
   И легли на мели.
                     E7 
   Мы в почетном карауле. 

Мы никому не нужны, 
И не ищет никто нас. 
Плеск вчерашней волны 
Повышает общий тонус. 

   У нас есть время поплевать в облака. 
   Есть время повалять дурака 
   Под пластинку "Роллинг стоунз". 

Безнадежно глупа 
Затея плыть и выплыть первым. 
А мы свои черепа 
Открываем, как консервы. 

   На песке расползлись 
   И червями сплелись 
   Мысли, волосы и нервы. 

Это - мертвый сезон. 
Это все, что нам осталось. 
Летаргический сон 
Унизительный, как старость. 

   Пять копеек за цент.
   Я уже импотент. 
   А это больше, чем усталость. 

Девяносто заплат. 
Блю-джинс добела истерты. 
А наших скромных зарплат 
Хватит только на аборты. 

   Но как прежде звенят
   И, как прежде, пьянят 
   Примитивные аккорды. 

Но час прилива пробил. 
Разбежались и нырнули. 
Кто умел - тот уплыл. 
Остальные утонули. 

   А мы с тобой отползли 
   И легли на мели. 
   Мы в почетном карауле.
Слёт-симпозиум (Репортаж)
(А.Башлачев)
    C                      G
Привольны исполинские масштабы нашей области,
                                          C 
У нас - четыре Франции, семь Бельгий и Тибет.
                                             G 
У нас есть место подвигу, всегда есть место доблести,
                                         C
Лишь досугу бездельному у нас тут места нет. 

А так - какие новости? Тем более, сенсации... 
С террором и вулканами здесь все наоборот. 
Прополка, культивация, мели-мели-мели - орация, 
Конечно, демонстрации, хотя б два раза в год. 

И все же доложу я вам без преувеличения, 
Как подчеркнул в докладе сам товарищ Пердунов, 
Событием высокого культурного значения 
Стал пятый слет-симпозиум районных городов. 

Президиум украшен был солидными райцентрами - 
Сморкаль, Дубинка, Грязовец и Верхний Самосер. 
Эх, сумма показателей с высокими процентами! 
Уверенные лидеры. Опора и пример. 

Тянулись Стельки, Чагода... Поселок в ногу с городом. 
Угрюм, Бубли, Кургузово, потом Семипердов. 
Чесалась Усть-Тимоница. Залупинск гладил бороду. 
Ну, в общем, много было древних, всем известных городов. 

Корма - забота общая. Доклад - задача длинная. 
Удои с дисциплиною, корма и вновь корма. 
Пошла чесать губерния. Эх, мать моя целинная! 
Как вдруг - конвертик с буквами нерусского письма. 

Президиум шушукался. Сложилась точка зрения: 
- Депеша эта с Запада. Тут бдительность нужна. 
Вот, в Тимонице построен институт слюноварения. 
Она - товарищ грамотный и в аглицком сильна... 

- С поклоном обращается к вам тетушка Ойропа. 
И опосля собрания зовет на завтрак к ней... 
- Товарищи, спокойнее! Прошу отставить ропот! 
Никто из нас не ужинал - у нас дела важней. 

Ответим с дипломатией. Мол, очень благодарные, 
Мол, ценим и так далее, но, так сказать, зер гут! 
Такие в нашей области дела идут ударные, 
Что даже в виде исключения не вырвать пять минут. 

И вновь пошли нацеливать на новые свершения. 
Была повестка муторной, как овсяной кисель. 
Вдруг телеграмма: - Бью челом! Примите приглашение! 
Давайте пообедаем. Для вас накрыт Брюссель. 

Повисло напряженное, гнетущее молчание. 
В такой момент - не рыпайся, а лучше - не дыши! 
И вдруг оно прорезалось - голодное урчание 
В слепой кишке у маленького города Шиши. 

Бедняга так сконфузился, в лопатки дует холодом, 
А между тем урчание все громче и сочней. 
- Позор ему - приспешнику предательского голода! 
Никто из нас не завтракал! Дела для нас важней! 

- Товарищи, спокойнее! Ответим с дипломатией. 
Но ярость благородная вскипала, как волна. 
- Ту вашу дипломатию в упор к отцу и матери! - 
Кричала с места станция Октябрьская Шахна. 

- Ответим по-рабочему. Чего там церемониться. 
Мол, на корню видали мы буржуйские харчи! - 
Так заявила грамотный товарищ Усть-Тимоница, 
И хором поддержали ее Малые Прыщи. 

Трибуну отодвинули. И распалили прения. 
Хлебали предложения как болтанку с пирогом. 
Объявлен был упадочным процесс пищеварения, 
А сам Шиши - матерым, подсознательным врагом. 

- Пущай он, гад, подавится Иудиными корками! 
Чужой жратвы не надобно. Пусть нет - зато своя! 
Кто хочет много сахару - тому дорога к Горькому! 
А тем, кто с аппетитами - положена статья... 

И населенный пункт 37-го километра 
Шептал соседу радостно: - К стене его! К стене! 
Он - опытный и искренний поклонник стиля "ретро", 
Давно привыкший истину искать в чужой вине. 

И диссидент Шиши горел красивым синим пламенем. 
- Ату его, вредителя! Руби его сплеча! 
И был он цвета одного с переходящим знаменем, 
Когда ему товарищи слепили строгача. 

А, вообщем, мы одна семья - единая, здоровая. 
Эх, удаль конармейская ворочает столы. 
Президиум - "Столичную", а первый ряд - "Зубровую", 
А задние - чем бог послал, из репы и свеклы. 

Потом по пьяной лавочке пошли по главной улице. 
Ругались, пели, плакали и скрылись в черной мгле. 
В Мадриде стыли соусы. В Париже сдохли устрицы. 
И безнадежно таяло в Брюсселе крем-брюле.
Свадьба
(А.Башлачев)
    Ddim      Am    Ddim          Am
Звенели бубенцы. И кони в жарком мыле
   Ddim       Am      E7       Am
Тачанку понесли навстречу целине.
   A7              Dm         E7        Am
Тебя, мой бедный друг, в тот вечер ослепили
     Dm         Am     E7          Am
Два черных фонаря под выбитым пенсне.

Там шла борьба за смерть. Они дрались за место
И право наблевать за свадебным столом.
Спеша стать сразу всем, насилуя невесту,
Стреляли наугад и лезли напролом.

Сегодня город твой стал праздничной открыткой.
Классический союз гвоздики и штыка.
Заштопаны тугой, суровой, красной ниткой
Все бреши твоего гнилого сюртука.

Под радиоудар московского набата
На брачных простынях, что сохнут по углам,
Развернутая кровь, как символ страстной даты,
Смешается в вине с грехами пополам.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева в пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой, и крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.

Вот так скрутило нас и крепко завязало
Красивый алый бант окровленным бинтом.
А свадьба в воронках летела на вокзалы.
И дрогнули пути. И разошлись крестом.

Усатое "ура" чужой, недоброй воли
Вертело бот Петра в штурвальном колесе.
Искали ветер Невского да в Елисейском поле
И привыкали звать Фонтанкой - Енисей.

Ты сводишь мост зубов под рыхлой штукатуркой,
Но купол лба трещит от гробовой тоски.
Гроза, салют и мы, и мы летим над Петербургом,
В решетку страшных снов врезая шпиль строки.

Летим сквозь времена, которые согнули
Страну в бараний рог и пили из него.
Все пили за него - и мы с тобой хлебнули
За совесть и за страх. За всех за тех, кого

Слизнула языком шершавая блокада.
За тех, кто не успел проститься, уходя.
Мой друг, спусти штаны и голым Летним задом
Прими свою вину под розгами дождя.

Поправ сухой закон, дождь в мраморную чашу
Льет черный и густой осенний самогон.
Мой друг "Отечество" твердит как "Отче наш",
Но что-то от себя послав ему вдогон.

За окнами - салют. Царь-Пушкин в новой раме.
Покойные не пьют, да нам бы не пролить.
Двуглавые орлы с побитыми крылами
Не могут меж собой корону поделить.

Подобие звезды по образу окурка.
Прикуривай, мой друг, спокойней, не спеши.
Мой бедный друг, из глубины твоей души
Стучит копытом сердце Петербурга.
Храни нас, Господи
(А.Башлачев)
Em           D            Em
Засучи мне, Господи, рукава!
            D               Em
Подари мне посох на верный путь!
             D                 Em
Я пойду смотреть, как твоя вдова
              D           Em
В кулаке скрутила сухую грудь.

В кулаке скрутила сухую грудь.
Уронила кружево до зари.
Подари мне посох на верный путь!
Отнесу ей постные сухари.

Отнесу ей черные сухари.
Раскрошу, да брошу до самых звезд.
Гори-гори ясно! Гори...
По Руси, по матушке - Вечный пост.

   Em                 D             Em
   Хлебом с болью встретят златые дни
                    D              Em
   Завернут в три шкуры да все ребром.
                  D             Em
   Не собрать гостей на твои огни.
   Am                                                Em
   Храни нас, Господи, храни нас, покуда не грянет гром.

Завяжи мой влас песней на ветру!
Положи ей властью на имена!
Я пойду смотреть, как твою сестру
Кроют сваты в темную, в три бревна.

Как венчают в сраме, приняв пинком.
Синяком суди, да ряди в ремни.
Но сегодня вечером я тайком
Отнесу ей сердце, летящее с яблони.

Пусть возьмет на зуб, да не в квас, а в кровь.
Коротки причастия на Руси.
Не суди ты нас! На Руси любовь
Испокон сродни всякой ереси.

Испокон сродни черной ереси.
На клинках клялись. Пели до петли.
Да с кем не куролесь, да где не колеси,
А ты живи, как есть - в три погибели.

   Как в глухом лесу плачет черный дрозд.
   Как присело солнце с пустым ведром.
   Русую косу правит Вечный пост.
   Храни нас, Господи, храни нас, покуда не грянул Гром!

Как искали искры в сыром бору.
Как писали вилами на Роду.
Пусть пребудет всякому по нутру.
Да воздастся каждому по стыду.

Но не слепишь крест, если клином клин.
Если месть - как место на звон мечом.
Если все вершины на свой аршин.
Если в том, что есть, видишь, что почем.

Но серпы в ребре да серебро в ведре
Я узрел, не зря. Я - боль яблока,
Господи, смотри! Видишь? На заре
Дочь твоя ведет к роднику быка.

   Молнию замолви, благослови!
   Кто бы нас не пас. Худом ли, добром,
   Вечный пост, умойся в моей любви!
   Небо с общину. Все небо с общину. Мы празднуем первый Гром!


NO COPYRATES AT ALL