Александр Городницкий - Беженцы-листья / 1988-1994 (2001) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Александр Городницкий


Полный список песен
Разные песни
Река времён (1982)
Легенда о доме. Берег (1984)
Берег (1988)
Легенда о доме. Полночное солнце (1990)
Легенда о доме. Перелётные ангелы (1991)
Около площади (1993)
Легенда о доме. Остров Израиль (1995)
Легенда о доме. Созвездие Рыбы (1995)
Легенда о доме. Ледяное стремя (1997)
Легенда о доме. Поэмы (1997)
Как медь умела петь (1997)
Давай поедем в Царское Село (1998)
Легенда о доме. Имена вокзалов (1999)
Снег / 1953-1961 (2001)
В океане зима / 1962-1963 (2001)
Над Канадой небо синее / 1963-1965 (2001)
Друзья и враги / 1966-1970 (2001)
Аэропорты 19 века / 1970-1972 (2001)
Острова в океане / 1972-1977 (2001)
Если иначе нельзя / 1977-1981 (2001)
Спасибо, что петь разрешили / 1982-1984 (2001)
Беженцы-листья / 1988-1994 (2001)
Имена вокзалов / 1995-2000 (2001)
Двадцать первый тревожный век / 2000-2003 (2003)
Кане-Городницкий - Возвращение к прежним местам (2003)
Стихотворения (2003)
Легенда о доме. Родство по слову (2005)
Уйти на судне (2005)
Легенда о доме. Гадание по ладони (2005)
Гадание по ладони (2007)
Легенда о доме. Коломна (2008)
Новая Голландия (2009)
От Оренбурга до Петербурга (2009)
Глобальное потепление (2012)
Всё была весна (2013)
Споём, ребята, вместе (2014)
Давайте верить в чудеса (2015)
Перезагрузка (2017)
Александр Городницкий - Беженцы-листья / 1988-1994 (2001) - тексты песен, аккорды для гитары

Беженцы-листья / 1988-1994 (2001)


  1. Дворец Трезини
  2. Не возвращайся, Горький, с Капри
  3. Вальс тридцать девятого года
  4. Песня о полевой почте
  5. Танаис
  6. Ожидание
  7. Не зовите Русь к топору
  8. Гражданскя война
  9. Терпандр
  10. Молитва Аввакума
  11. На седьмом десятке лет
  12. Не стреляй, солдатик, в брата
  13. Алия
  14. Памяти Евгения Клячкина
  15. Меншиков
  16. Фельдфебель Шимон-Черкасский
  17. Подполковник Трубятчинский
  18. Зимнее время
  19. Беженцы-листья
  20. Бахайский храм


Дворец Трезини
(А.Городницкий)
     Am        E     Am
В краю, где суровые зимы
   Dm       G         C
И зелень болотной травы,
    Dm      E         Am
Дворец архитектор Трезини
    F              E
Поставил у края Невы.
    Am       E        Am
Плывет смолокуренный запах,
    Dm      G        C
Кружится дубовый листок.
    E              F A7
Полдюжины окон на Запад,
    Dm       E     Am
Полдюжины - на Восток.

Земные кончаются тропы
У серых морей на краю.
То Азия здесь, то Европа
Диктуют погоду свою:
То ливень балтийский внезапен,
То ветер сибирский жесток.
Полдюжины окон на Запад,
Полдюжины - на Восток.

Не в этой ли самой связи мы
Вот так с той поры и живем,
Как нам архитектор Трезини
Поставил сей каменный дом? -
То вновь орудийные залпы,
То новый зеленый росток.
Полдюжины окон на Запад,
Полдюжины - на Восток.

Покуда мы не позабыли,
Как был архитектор толков,
Пока золоченые шпили
Несут паруса облаков,
Плывет наш кораблик пузатый,
Попутный поймав ветерок, -
Полдюжины окон на Запад,
Полдюжины - на Восток.
Не возвращайся, Горкий, с Капри
(А.Городницкий)
Hm        Em     F#         Hm
Не возвращайся, Горький, с Капри,
          Em  A    D 
Где виноградная лоза.
          Em      A      D 
Бежит в усы - за каплей капля -
        Em6 F#   Hm 
Твоя горючая слеза.

Поймешь страну родную мало, 
Ее увидев изнутри. 
На трассе Беломорканала 
Напрасных слов не говори.

Не возвращайся, Горький, с Капри, 
Пей итальянское вино. 
Расстрел неправедный, этап ли, - 
Тебе там это все равно.

Не упускай свою удачу, 
Попав однажды за рубеж. 
Не приглашай вождя на дачу, 
Его пирожные не ешь.

Не рвать в лесу тебе малину, 
И из окна глядеть в тоске, 
И смерти ждать неумолимой 
В своем пустом особняке.

Ты станешь маркой на конверте 
В краю заснеженной хвои, 
Где мучит брата брат до смерти, 
Слова цитируя твои.

Не возвращайся, Горький, с Капри. 
Возьми платок, протри глаза. 
Бежит в усы - за каплей капля - 
Твоя горючая слеза.
Вальс тридцать девятого года
(А.Городницкий)
         Am                 Dm
   Если завтра война, если завтра в поход,
           Am        E      Am
   Будь сегодня к походу готов.

     Am               Dm6
Полыхает кремлевское золото,
        E                 Am
Дует с Волги степной суховей.
                         Dm
Вячеслав наш Михайлович Молотов
      G                  C
Принимает берлинских друзей.
       A7            Dm
Карта мира меняется наново,
        G                 C  E
Челядь пышный готовит банкет.
        Am               Dm6
Риббентроп преподносит Улановой
       Am      E        Am
Хризантем необъятный букет.

И не знает закройщик из Люблина,
Что сукна не кроить ему впредь,
Что семья его будет загублена,
Что в печи ему завтра гореть.
И не знают студенты из Таллинна
И литовский седой садовод,
Что сгниют они волею Сталина
Посреди туруханских болот.

Акт подписан о ненападении -
Можно вина в бокалы разлить.
Вся Европа сегодня поделена -
Завтра Азию будем делить!
Смотрят гости на Кобу с опаскою.
За стеною ликует народ.
Вождь великий сухое шампанское
За немецкого фюрера пьет.

   Если завтра война, если завтра в поход,
   Будь сегодня к походу готов.
Песня о полевой почте
(А.Городницкий)
Памяти погибших в Афганистане
           Am
С чем там почта к тебе полевая
          Dm E Am
В дом стучится?
И на грязной войне убивают,
        Dm G C
Как на чистой.
        A7
Днем и ночью зовут замполиты
         Dm
Там в герои,
        Am                 F
Да на грязной войне быть убитым -
        Dm E Am
Хуже втрое.

Видно, годы минувшие эти
Все проспал ты,
Что сегодня пошли твои дети
В оккупанты.
Отшумит над горами ненастье,
Снег растает.
А стоять им приказано насмерть -
Где поставят.

С чем там почта к тебе полевая
В дом стучится?
И на грязной войне убивают,
Как на чистой.
Кружит смерч над ущельем проклятым
Бог всевышний.
Там, где брат разбирается с братом, -
Третий лишний.

Под огнем он стремительным сгинет,
Под фугаской,
На бесплодной на этой чужбине
На афганской.
Писаря сосчитают потери,
И негромко
Постучится в закрытые двери
Похоронка.
Танаис
(А.Городницкий)
Геннадию Жукову
         Am
В устье Дона стоит Танаис -
                             E
Древних греков восточный форпост.
Увенчало коринфский карниз
                   Am
Голубое соцветие звезд.
         A7
Здесь кипела морская волна
                       Dm
У дворцовых высоких оград,
     Dm6                  Am
А теперь здесь стоит тишина,
         E                Am
Только змеи в бурьяне шуршат.

В устье Дона стоит Танаис,
В нем веселые люди живут:
Живописец, поэт и артист
Получили прибежище тут.
Дышат тайнами давних веков,
Из цветов себе вяжут венок,
Приютил их под греческий кров
Археолог Валерий Чеснок.

Разрушениям злым вопреки
Позабытым богам на алтарь
Собирают они черепки,
Реставрируют башни, как встарь.
Всех философов древних бедней,
Беспечально живут они так
Между белых античных камней,
Между кошек, детей и собак.

Значит, все же не вечна зима,
И, с землею сровняв города,
Уничтожив людей и дома,
Беспощадная схлынет орда.
Пусть недолог твой век и жесток, -
Отвлекись от него, отвлекись:
Вновь зеленый пробьется росток,
И художник возьмется за кисть.

И на склоне ненастного дня,
В час, когда подступает беда,
Неожиданно тянет меня
Ненадолго вернуться сюда,
Где в степи раскаленной донской
Под просторным шатром синевы
Смотрит скифская баба с тоской
На зеленое море травы.
Ожидание
(А.Городницкий)
Am
Этот ветер перемен,
 Dm            E
Пыльный, мусорный и вязкий!
 Am
Мы томимся между стен
  Dm     G
В ожидании развязки.
 C          G
Горизонт туманный мглист,
                C
Все слышней раскаты грома.
  Dm    G     C
Ждет реформ экономист.
Dm   E           Am
А евреи ждут погрома.

Говорят, казна пуста,
Вместо храмов - пепелища,
Все острее нищета,
Все скудней запасы пищи,
Недостача, недород,
В поле ржавая солома, -
Улучшений ждет народ.
А евреи ждут погрома.

В нашей солнечной стране
Опустели магазины,
И абхазец в тишине
Точит ножик на грузина.
Всюду громкие слова,
Сор выносится из дома.
Отделяется Литва.
А евреи ждут погрома.

Население столиц
Убивает время в споре.
Ждут леса прилета птиц,
Стужей изгнанных за море,
Новой завязи, грустны,
Ждут безлиственные кроны,
Вся природа ждет весны.
А евреи ждут погрома.
Не зовите Русь к топору
(А.Городницкий)
         Dm      Gm       Dm
Те, кто тянет ладонь к перу,
      F           C   F
Не зовите Русь к топору -
          Gm       C      F
Только в руки возьмёшь топор,
       Gm       A     Dm
Он поскачет во весь опор.

Злой воды, где шуршит шуга,
Не зови на свои луга -
Утопив твоего врага,
Не вернётся река в берега.

Не зовите Русь к топору.
Пламя схватится на ветру,
Запылает отцовский дом -
Не погасишь его потом.

Не припомнят былых обид,
Кто убил и кто был убит,
А припомнит хмельной инвалид
Довоенный уютный быт.

Не зовите Русь к топору.
Этот путь не ведёт к добру.
Не от этого ль топора
Умирать вам придёт пора?
Гражданская война
(А.Городницкий)
    Am               E
Клубится за окном пожара едкий чад,
    Dm          G      C         A7 
Не жаворонки в нём, а вороны кричат.
   Dm         G    C         F 
Голодная страна огнём обожжена, -
     Dm         E       Am         A7 
Гражданская война, гражданская война.
   Dm         G    C         F 
Голодная страна огнём обожжена, -
     Dm         E       Am   E     Am
Гражданская война, гражданская война.

Гражданская война, гражданская война, 
Где Богу грош цена и жизни грош цена. 
Пылает за межой неубранная рожь, 
Где свой и где чужой, никак не разберёшь.

Гражданская война, гражданская война, 
Где сыты от пшена и пьяны без вина, 
Где ждать напрасный труд счастливых перемен, 
Где пленных не берут и не сдаются в плен.

Гражданская война, гражданская война, 
Земля у всех одна, и жизнь у всех одна. 
А пулю, что летит, не повернуть назад: 
Ты думал - враг убит, а оказалось - брат.

И кровь не смоешь впредь с дрожащих рук своих, 
И легче умереть, чем убивать других. 
Гражданская война, гражданская война, 
Будь проклята она, будь проклята она!
Терпандр
(А.Городницкий)
 Fm                  Bm               C
Зевс-Громовержец, людей покорай недостойных,
 Fm                     D#                  G#   D#
Век свой проведших в покорном и рабском молчаньи.
 G#                  C#                  G#    D#
На площадях, в перекрёстках и даже в застольях
  G#                 C#               G# C7
Все друг на друга кидаются нынче с мечами.
 Fm             Bm                C
Полные прежде театры - пустые бассейны...
 Fm                D#              G# D#
Нету спасенья от гнева враждующих партий.
  G#             C#                G# C7
Град покидая, бегут со стенаньями семьи,
  Fm                 C                  Fm
Все разбегутся - и кто же останется в Спарте?

Зевс-Громовержец, людей покорай недостойных,
Путь позабывших в твои белоснежнные храмы.
Всюду проклятья, и крики, и хриплые стоны -
Снадобий скоро не хватит, чтоб вылечить раны.
Жадно Афины следят за кровавою дракой
Не избежать поражения нам и полона.
- Что же нам делать, ответствуй, дельфийский оракул?
- Надо Терпандра позвать и почтить Аполлона.

Четверострунную лиру лиру сменив семиструнной
Чуткими пальцами тронет он струны тугие.
Песня начнется - забудутся ссоры и ругань.
Братья вчера - мы сегодня друг другу враги ли?
Кончим раздоры и вспомним о собственном доме,
Брань заглушат музыкальной гармонии звуки.
Бросим мечи, от железа очистим ладони,
Для хоровода сплетем дружелюбные руки.

Кубки наполните пенно-кипящею влагой
Мрачные речи заменим напевом веселым.
Пусть состязаются силой своей и отвагой
Лучники, копьеметатели и дискоболы.
Предотвращая разящие грозно удары
Не иссякает мелодия струн этих тонких.
Слава Терпандру, певцу апполонова дара!
Жаль этих песен - о них позабудут потомки...
Молитва Аввакума
(А.Городницкий)
 C#m
Боже, помоги, сильный,
 H 
Боже, помоги, правый,
 A 
Пастырям своим ссыльным,
G# 
Алчущим твоей правды.
  C#m 
Стужа свирепей к ночи,
   H 
Тьмы на берега пали.
 A 
Выела вьюга очи -
G#            C#m 
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий, 
Боже, помоги, святый. 
Глохнут подо льдом реки. 
Ужасом сердца сжаты. 
Плоть мою недуг точит, 
Грудь мою тоска давит, 
Нет уже в ногах мочи - 
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен - 
Сбереги от соблазна; 
Льстивые манят речи, 
Царская манит ласка: 
"Много ли в цепях чести? 
Покаянье беда ли? 
Три перста сложи вместе!" - 
Ино побредем дале.

Впору наложить руки. 
Воют за плечом черти. 
Долго ли сии муки? 
Аж до самыя смерти. 
Жизнь, моя душа, где ты? 
Дышишь ли ты, жива ли? 
Голос мой услышь с ветром! 
Ино побредем дале.
Тлеет ли свеча в храме, 
Ангел ли в ночи трубит,

В мёрзлой ли гниём яме, 
В чёрном ли горим срубе, 
Душу упокой, Боже, - 
Долго мы тебя ждали. 
Век наш на земле прожит 
Ино побредем дале. 
Душу упокой, Боже! 
Долго мы тебя ждали. 
Век наш на земле прожит. 
Ино побредем дале.
На седьмом десятке лет
(А.Городницкий)
 C#m          G#    C#m
На седьмом десятке лет
 F#m         G#
Не попасть уже в десятку,
 C#m      G#      C#m
Не исписывать тетрадку,
 F#m  C#m      G#  C#m
Возомнив, что ты поэт.

    E            H     E
   На седьмом десятке лет
     F#m      E         G#
   Грустный праздник - день рожденья,
     C#m         G#    C#m
   Круг друзей уходит тенью
   F#m  C#m  G#      C#m
   И тебя торопит вслед.

На седьмом десятке лет
Не заводят шуры-муры.
От шальной стрелы амура
Станет клином белый свет.

   На седьмом десятке лет,
   Глядя в зеркало тревожно,
   Только раз отмерить можно
   То ли резать, то ли нет.

На седьмом десятке лет
Путь неверный мой, и тоже
Подскажи мне тропку, боже,
Без сомнений и без бед.

   Подскажи такой обед,
   Чтоб спокойно спать ночами,
   Жизнь желанна, как в начале,
   На седьмом десятке лет.
Не стреляй, солдатик, в брата
(А.Городницкий)
        Am      Dm        Am
Не стреляй, солдатик, в брата,
        F             E
Не стреляй в него, сынок.
        Am     Dm    Am
Как придёшь потом обратно
      E            Am
На родительский порог.

           C    G     C
   В этом шуме, этом гаме,
        Dm        E
   И соляровом дыму,
          Am     Dm   Am
   Ты сейчас не на Афгане,
           E           Am
   А в родном своём дому.

Если сам ты из народа -
Не пали в него в упор.
За его спиной свобода -
За твоей спиной майор.

   Награжденье перед строем,
   Грохот танковый в ночи,
   Призывали нас в герои,
   А призвали в палачи.

Не отмоешь после руки
Через день и через год.
Вот приказ - задраить люки,
А потом приказ - вперёд.

   Нет назад тебе возврата,
   Нет минуты ни одной.
   Не стреляй, солдатик, в брата,
   Не дави его, родной.
Алия
(А.Городницкий)
   Em
Алия, моя, Алия,
Час решительный настаёт,
        Dm       E7   Am
Круто вьётся тропа твоя,
     F#           H
Начиная второй исход.

        Em
   Позабудь о своей судьбе,
        Dm        E7    Am
   Откажись от былых затей.
                   Am6  Em
   Время думать не о себе,
           H               Em
   Время просто спасать детей.

От Московский скупых щедрот
Не надейся свой скарб спасти.
Всё отнимет Аэрофлот,
Или Венгрия по пути.

   Только то, что возьмёшь в пальто,
   Только то, что снесёшь в руках,
   Но сегодняшний страх зато
   Будет в жизни последний страх.

Не оглядывайся назад
Над заоблачной пеленой.
Вниз, где тускло горит, как ад,
Шереметьевский порт ночной.

   Обречён этот Чёрный Град,
   Не дождётся дружка Ассоль,
   Не оглядывайся назад,
   А не то превратишься в соль.

Непонятна чужая речь,
Будет плакать ночами сын.
Будет горло и душу жечь
Беспощадный сухой хамсин.

   О покинутом не стенай,
   Будут счастливы все они.
   Восхождение на Синай,
   Восхождение на Олимп.

Алия, моя, Алия,
До рассвета тужу о том,
Неужели смогу и я
Отправляться твоим путём.

   Дым пожара со всех сторон,
   Ветер воли свистит в ушах,
   И коварно мне шепчет он,
   Что мол труден лишь первый шаг.
Памяти Евгения Клячкина
(А.Городницкий)
 Am                Dm
Сигаретой опиши колечко,
  E                       Am
Снова расставаться нам пора,
                A7         Dm
Ты теперь в земле остался вечной,
  G                   C
Где стоит июльская жара.
 A7                      Dm
По тебе поплачет хмурый Питер
G                       C E
И родной израильский народ,
 Am                    Dm
Только эти песни на иврите
  F            E         Am
Кто-нибудь навряд ли запоет.

Со ступеней набережной старой
На воду пускаю я цветы.
Слышу я знакомую гитару,
Может, это вовсе и не ты,
Может, и не ты совсем, а некто
Улетел за тридевять земель,
Старый дом у Малого проспекта
Поменяв на город Ариэль.

"Сигаретой опиши колечко",
Пусть дымок растает голубой,
Все равно на станции конечной
Скоро мы увидимся с тобой.
Пусть тебе приснится ночью синей,
Возвратив душе твоей покой,
Дождик василеостровских линий
Над холодной цинковой рекой.
Меншиков
(А.Городницкий)
 Em                 Am  H
Лошади каурые, крепка снасть,
 Em                      D G
Лишь мосток некрашеный трещит.
   E7       Am         D      G
С перепоя хмурый он, князь, князь,
 Am       Em     H
Государя нашего денщик.
 Em               Am  H
Лошади по городу тук-тук,
 Em        D          G
Лошади по городу топ-топ,
E7          Am      D    G
А над ними ворона круг-круг,
 Am         Em     H     Em
На четыре стороны топь, топь.

Лошади по городу цок-цок,
А перед каретою цуг, цуг.
Жалован Ижорою герцог,
Государю Петеру друг, друг.
Государю Петеру камрад -
С голубою лентою камзол.
Если хама плетью, хам рад,
Ежели молебном, хам зол.

Меж фасадов розовых вскачь, вскачь,
По снегу морозному вжик-вжик.
Кулинар берёзовых каш, каш,
Будешь ты в Берёзове жить, жить.
Скор за занавесками шаг, шаг,
Иноходи-поспупи в лад, в лад.
Королевству Свейскому шах, шах.
Королевству Польскому мат, мат.

Сбруи позолочены, бренчат,
Колесо накатано - скрип-скрип,
А возле обочины чад, чад,
Крепостных да каторжных хрип, хрип.
Им по свае молотом бить, бить,
Не сменив исподнее, пропасть.
Петербургу-городу быть, быть,
И на то Господняя власть, власть.

Колокол на Троице дон-дон.
Белая холодная пыль, пыль.
Скоро здесь достроится дом, дом,
А под ним болотная гниль, гниль.
По Неве над рёбрами льдин, льдин.
Крест могильный, веха ли, топ-топ.
Бубенец серебряный динь-динь,
Вот мы и приехали - стоп, стоп.

Ветер, словно леший, во лесах лют.
Конский загубники, зима, стынь.
Седоку Светлейшему - салют,
Душам позагубленным - аминь.
Вьюгой завивается снег, снег.
По над их могилами синь-наст.
Новый начинается век, век -
Господи, помилуй и спаси нас!
Фельдфебель Шимон-Черкасский
(А.Городницкий)
     Am           Dm           G               C
Кавалер Святого Георгия, фельдфебель Шимон-Черкасский,
       F                 Dm        E             Am
Что лежит на Казанском кладбище в Царском селе осеннем,
                      Dm         G             C
Представитель моей отверженной в этой державе касты,
         Am             Dm        E                Am
Свой последний бивак наладивший здесь под дубовой сенью.

Гренадёр императорской гвардии, выходец из кантонистов,
Нелюбимых российских пасынков, выпала с ним судьба нам.
Не родного отечества ради был он в бою неистов,
Управляясь в часы опасности с саблей и барабаном.

Давний предок единокровный мой, фельдфебель Шимон-Черкасский,
За отвагу на поле брани орден свой получивший.
Обладатель ружья огромного и медной блестящей каски,
В девяносто четвёртом раненый, в девяносто шестом почивший.

Ах земля, где всегда не хватало нам места под облаками,
Но которую любим искренне, что там не говорите,
Ощущаю я зависть тайную, видя надгробный камень,
Где заслуги его записаны по-русски и на иврите.

И когда о последнем старте я думаю без опаски,
И стараюсь представить мысленно путь недалёкий сей свой,
Вспоминается мне лейбгвардии фельдфебель Шимон-Черкасский,
Что лежит под опавшими листьями на окраине Царскосельской.
Подполковник Трубятчинский
(А.Городницкий)
                 Am                           E
Подполковник Трубячинский - бывший сосед по каюте,
                Dm6       E                 Am
С кем делили сухарь и крутые встречали шторма.
                              A7              Dm
Не качаться нам впредь в корабельном суровом уюте
                 G                        C E
Где скрепят переборки к небу взлетает корма.
              A7                           Dm
Опрокинем стакан, чтобы сердце зазря не болело
                G                          C E
Не кляните судьбу, обо всем не судите сплеча...
                Am                        Dm
В Зазеркалье у Вас все читается справа налево,
                Am      E                  Am
В иудейской пустыне нашли Вы последний причал.

Подполковник Трубячинский - в прошлом надежда России.
Он сидит у окна, и в глазах его черных тоска.
Позади  - океан, ядовитой пропитанный синью,
Впереди - океан обожженного солнцем песка.
Подполковник Трубячинский, что Вам мои утешенья?
Где бы не были Вы, и какое не пили б вино
Мы - один экипаж, все мы жертвы кораблекрушенья.
Наше старое судно ушло невозвратно на дно.

Подполковник Трубячинский, моря соленого житель.
Как попасть Вы смогли в этот город безводный Арат?
Надевайте погоны, цепляйте медали на китель
И равненье на флаг - наступает последний парад!
Возвращение в рай (а скорее изгнанье из рая),
Где ночные метели и вышки покинутых зон.
Подтянувши ремень, обживает он остров Израиль
Наших новых морей, наших новых времен Робинзон.
Зимнее время
(А.Городницкий)
     Fm               Bm
Переходим на зимнее время
      C               Fm
В ожидании близкой зимы.
                              Bm
Солнце светит в полсилы, не грея,
       D#             G#
Но за лето цепляемся мы.
        D#m      F7      Bm
Дождик руки нам ласково лижет,
     D#              G#
Заметает следы листопад.
        Fm               Bm
Чтобы сделать минувшее ближе,
        Fm       C        Fm
Надо стрелки подвинуть назад.

Рюкзаки собирать нам не нужно
И коситься с надеждой на дверь,
На свидание или на службу
Торопиться не надо теперь.
Не сулит нам любовной отрады
Одинокая наша кровать.
Ничего нам другого не надо -
То что есть бы пока удержать.

Подступает холодная темень,
Через серые щели сочась.
Переходим на зимнее время -
Жизнь свою продлеваем на час.
Осторожно поступим и мудро -
Занавесим плотнее окно.
Пусть помедлит холодное утро.
Не прибавит надежды оно.
Беженцы-листья
(А.Городницкий)
 Dm                A     Dm
Беженцы-листья, гонимые ветром,
   Gm      Dm     Gm6      A
В сером окне догорает звезда.
 Dm             A     Dm
Киевской линии синяя ветка
 Gm          Dm    A        Dm
Гонит в дождливую ночь поезда.
  D7                     Gm
Снова торопит кого-то дорога,
 C                          F
Даль расцветив желтизною монет,
   Dm      Gm        A       Dm
В поисках Родины, в поисках Бога,
   Gm       Dm        A      Dm
В поисках счастья, которого нет.

К югу летят перелётные птицы,
Тянутся листья за ними вослед.
В дальние страны легко им летится,
Мне только ветра попутного нет.
Сколько бы ни сокрушался, растерян -
Время не то, и отчизна не та,
Я не из птиц, а скорей из растений -
Недолговечен полёт у листа.

Поздно бежать уже, и неохота.
Лист одинокий дрожит на стекле.
Словно подруга печального Лота,
Камнем останусь на этой земле.
Теплится утро за тёмною шторой,
И наступает пора холодов.
Слышу, как сердце тревожное вторит
Дальнему стуку ночных поездов.
Бахайский храм
(А.Городницкий)
      Gm                                     Cm
У вершины Кармель, где стоит монастырь кармелитов,
      D                              Gm D
У подножья ее, где могила пророка Ильи,
          Gm                                Cm
Где, склоняясь, католики к небу возносят молитвы
     Cm7              F7              B
И евреи, качаясь, возносят молитвы свои.
     Fm                 G7              Cm
Позолоченным куполом в синих лучах полыхая,
     D#               A                 D
У приехавших морем и сушей всегда на виду
      Gm                              Cm
Возвышается Храм новоявленной веры бахаи
       D#              A  D      D# D7
Возле сада цветущего трижды в году.
      Gm                              Cm
Возвышается Храм новоявленной веры бахаи
       D#              D         Gm
Возле сада цветущего трижды в году.

Этот сказочный Храм никогда я теперь не забуду,
Где все люди живут меж собой в постоянном ладу.
Одинаково чтут там Христа, Магомета и Будду
И не молятся там, а сажают деревья в саду.
Здесь вошедших любя обнимают прохладные тени,
Здесь на клумбах цветов - изваянья животных и птиц.
Окружают тебя очертания дивных растений,
Что не знают границ, что не знают границ.

Буду я вспоминать посреди непогод и мороза
Лабиринты дорожек, по склону сбегающих вниз,
Где над синью морской распускается чайная роза
И над чайною розой небрежно парит кипарис.
Мы с тобою войдем  в этот сад, наклоненный полого,
Пенье тихое птиц над цветами закружится вновь.
И тогда мы с тобой осознаем присутствие Бога, -
Ибо Бог есть Любовь, ибо Бог есть Любовь.


NO COPYRATES AT ALL