Александр Городницкий - Имена вокзалов / 1995-2000 (2001) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Александр Городницкий


Полный список песен
Разные песни
Река времён (1982)
Легенда о доме. Берег (1984)
Берег (1988)
Легенда о доме. Полночное солнце (1990)
Легенда о доме. Перелётные ангелы (1991)
Около площади (1993)
Легенда о доме. Остров Израиль (1995)
Легенда о доме. Созвездие Рыбы (1995)
Легенда о доме. Ледяное стремя (1997)
Легенда о доме. Поэмы (1997)
Как медь умела петь (1997)
Давай поедем в Царское Село (1998)
Легенда о доме. Имена вокзалов (1999)
Снег / 1953-1961 (2001)
В океане зима / 1962-1963 (2001)
Над Канадой небо синее / 1963-1965 (2001)
Друзья и враги / 1966-1970 (2001)
Аэропорты 19 века / 1970-1972 (2001)
Острова в океане / 1972-1977 (2001)
Если иначе нельзя / 1977-1981 (2001)
Спасибо, что петь разрешили / 1982-1984 (2001)
Беженцы-листья / 1988-1994 (2001)
Имена вокзалов / 1995-2000 (2001)
Двадцать первый тревожный век / 2000-2003 (2003)
Кане-Городницкий - Возвращение к прежним местам (2003)
Стихотворения (2003)
Легенда о доме. Родство по слову (2005)
Уйти на судне (2005)
Легенда о доме. Гадание по ладони (2005)
Гадание по ладони (2007)
Легенда о доме. Коломна (2008)
Новая Голландия (2009)
От Оренбурга до Петербурга (2009)
Глобальное потепление (2012)
Всё была весна (2013)
Споём, ребята, вместе (2014)
Давайте верить в чудеса (2015)
Перезагрузка (2017)
Александр Городницкий - Имена вокзалов / 1995-2000 (2001) - тексты песен, аккорды для гитары

Имена вокзалов / 1995-2000 (2001)


  1. Песня о подземных музыкантах
  2. Приглашение к плаванию
  3. Колымская весна
  4. Листопад
  5. Сен-Женевьев де Буа
  6. Набатея
  7. Песня узников Вильнюсского гетто
  8. Хочется верить
  9. Прощание с Истрой
  10. Система Декарта
  11. Не пойте без меня
  12. Имена вокзалов
  13. Не выпрашивай у Бога
  14. Мы любили друг друга
  15. Ленинградские дети рисуют войну
  16. Штутгарт
  17. Рублевское шоссе
  18. Нева-Эльба
  19. Сан-Суси


Песня о подземных музыкантах
(А.Городницкий)
               Am                        E
В теснинах метро, где не ясно, зима или лето,
               Dm          E                  Am
Над пеной людской, в электрической тусклой ночи
                                   E
Звенит болеро, и поют под гитару поэты,
           Dm6     E                Am
Усталой рукой обнимают металл трубачи.

               A7                    Dm
   Их лица землисты, а их имена неизвестны.
                 G                          C
   Что кажется внове, возможно, назавтра умрёт.
   A7        Dm                        Am
   Но эти артисты относятся к публике честно,
                 Dm6       E               Am
   Поскольку за номер не требуют денег вперёд.

Покинув уют, по поверхности каменной голой,
Толпою влеком, я плыву меж подземных морей,
Где скрипки поют и вещает простуженный голос
О детстве моём и о жизни пропащей моей.

   Аккорд как постскриптум, - и я, улыбаясь неловко,
   Делящий позор с обнищалой отчизной моей,
   В футляр из-под скрипки стыдливо роняю рублевку,
   Где, что ни сезон, прибавляется больше нулей.

Пусть правит нажива, убоги еда и одежда,
Правители лживы и рядом бушует война,-
Покуда мы живы, ещё существует надежда,
Покуда мы живы, и музыка эта слышна.

   И люди в надежде бегут по сырым переходам,
   Тому, кто поёт, не давая взамен ничего.
   И снова, как прежде, искусство едино с народом,
   Поскольку живёт на скупые подачки его.
Приглашение к плаванию
(А.Городницкий)
Владимиру Туриянскому
   Dm
Солёной метлой заметает вода
                  A 
Концы и начала историй.
Но в голову мне не придёт никогда 
                      Dm
Назвать переборку стеной.
Компания "Ллойд" не страхует суда, 
             D7        Gm
Выходящие в пятницу в море, -
                          Dm 
Мы выйдем в субботу навстречу годам,
   A                 Dm 
Бегущим волна за волной.

Дырявая память - надёжный компас - 
Ведёт нас по картам затёртым. 
Растерян в тавернах былой экипаж, 
Утрачен журнал судовой. 
Барометру падать. Не вздумай хоть раз 
Подставиться прошлому бортом! - 
Иначе, наверно, концы ты отдашь, 
Нырнувши в него с головой.

И всё-таки вспомним про юную прыть, -
Былые свои увлеченья.
От суши ногой оттолкнёшься разок -
И станешь опять молодой.
Пускай далеко не сумеют уплыть
Гребущие против теченья, -
Лишь только плывущий ему поперёк
Не сносится тёмной водой.

Не верю советам других стариков,
С кем соли не связывал пуд нас.
За день в океане я месяц отдам
Обыденной жизни земной.
Для судна, что встало на вечный прикол,
Ветров не бывает попутных.
Мы выйдем в субботу навстречу годам,
Бегущим волна за волной.
Колымская весна
(А.Городницкий)
Памяти жертв ГУЛАГА
             Am                 E
Потянуло теплом от распадков соседних,
      Dm        E             Am
И каймой голубой обведён горизонт.
                    A7              Dm 
Значит, стуже назло, мой седой собеседник,
                 G               C  E 
Мы холодный с тобой разменяли сезон.
               Am A7         Dm 
Нам подарит заря лебединые трели,
                G                 C   E
Перестанет нас мучить подтаявший наст.
                  Am A7              Dm 
Пусть болтают зазря о весеннем расстреле, -
            Am        E            Am 
Эта горькая участь, авось, не про нас.
                  Am A7              Dm 
Пусть болтают зазря о расстреле в апреле, -
            Am        E            Am 
Эта горькая участь, авось, не про нас.

Станут ночи светлы, и откроются реки, 
В океан устремится, спотыкаясь, вода. 
Нам уже не уплыть ни в варяги, ни в греки. 
Только сердце, как птица, забьётся, когда 
Туча белой отарой на сопке пасётся, 
И туда, где не знают ни шмона, ни драк, 
Уплывает устало колымское солнце, 
Луч последний роняя на тёмный барак.

Нас не встретят друзья, не обнимут подружки,
Не дождется нас мать, позабыла семья.
Мы хлебнём чифиря из задымленной кружки
И в родные опять возвратимся края,
Где подушка бела и дома без охраны,
Где зелёное поле и пение птиц,
И блестят купола обезлюдевших храмов
Золотой скорлупою пасхальных яиц.
Листопад
(А.Городницкий)
   Gm                                Cm
Лужайка у дома опавшей листвой зарастает,
     D                                Gm
Над чёрными кронами шорох багряной метели.
                                      Cm
А синие листья, увы, не сбиваются в стаи,
    F                                 B
Когда бы смогли, вероятно бы к югу летели.
    Fm              G7               Cm
На землю опять опускаясь для отдыха ночью,
    F                                     B
Смещаясь всё дальше от рек неподвижных ледовых,
     Fm              G7              Cm
Но птицы, и те не летают на юг в одиночку,
     Gm              D               Gm
Тем более листья, полёт у которых недолог.

Возможно, однако, отсутствие крыльев не довод,
Горящему сердцу не выжить с ветвями в разлуке.
Пустые деревья стоят, как печальные вдовы,
Воздевшие к верху свои узловатые руки.
И я упаду, откруживши в цветном карнавале,
Заржавленый лист, позабывший зелёное детство.
У веток родных, что когда-то меня обнимали,
У этих корней, от которых мне некуда деться.
Сен-Женевьев де Буа
(А.Городницкий)
Памяти Александра Галича
     Am               Dm
На кладбище Сен-Женевьев де Буа
    E             Am
Забвения не вырастает трава,
 A7                Dm
Её, разодет как любовник,
     G               C
Стрижёт регулярно садовник.
     A7               Dm
На кладбище Сен-Женевьев де Буа
      G                 C      E
Где статуи стынут в песцовых боа
   Am             Dm
Покой обрели эмигранты
    E                 Am
Свободы российской гаранты.

На кладбище Сен-Женевьев де Буа
Земля от февральского снега бела
И смотрят на чёрные кроны
Забыв про коней эскадроны,
Плывет у обители Сен-Женевьев
Скворцов прилетевших весёлый напев,
Сравнив её пением птичьим
С Донским или Новодевичьем.

Опять в ожидании новой весны
Покойникам снятся московские сны,
Где вьюга кружится летая,
Литые кресты облетая,
Знакомые с детства родные места,
И купол сияет над храмом Христа,
Склоняя усопших к надежде,
Что всё возвратится как пржде.

На кладбище Сен-Женевьев де Буа,
Исчезнув с планеты как птица гуа,
Лежит лебединая стая
В Парижскую землю врастая.
Меж мраморных ангелов и терпсихор
Поёт им каноны невидимый хор
И нету как ясно из пенья
Свободы помимо успенья.
Набатея
(А.Городницкий)
Ю.Киму
        Em
О, Набатея, ушедшая в небытиё,
                  E7              Am
Камни поют, - ударяясь о гулкие стены.
Вспомню во сне я лиловое небо твоё
            F#                         H
В дальнем краю, где снега и дожди неизменны.

             Em
   Искры и гром высекает табун на скаку.
             E7                      Am 
   Соты гробниц в полыхании жаркого ветра.
                     H              Em
   Тот на своём ничего не увидел веку,
              F#       H            Em 
   Кто не бродил у подножия города Петра.

Город зари, предваряющий небытиё.
Грифы прилежно над красною кручей кружатся.
Мне подари снаряжённое ядом питьё,
Злую надежду в пещере твоей задержаться.

   Теми местами, где деды и прадеды шли, 
   Общей тропою уйдёшь ты и сам, незаметен, 
   Если не станешь сверкающей солью Земли, 
   Тёмной скалою, багровым песчаником этим.

Гавань морей, омывающих небытиё, 
Горький подсчёт, приходящий на смену веселью. 
Лишь умерев, мы своё обретаем жильё, 
Жизнь же течёт, как течёт караван по ущелью.

   Не потому ли верблюды, от пыли белы, 
   Мерно шагая вослед за исчезнувшим Лотом, 
   Входят, сутулясь, в игольное ухо скалы 
   И исчезают навек за крутым поворотом.
Песня узников Вильнюсского гетто
(А.Городницкий)
 Am         E
Жили мы когда-то рядом,
               Am
И пожелать сердечно рады
 A7              Dm
Ласки господни всем, кто сегодня,
   F             E
В наших живёт домах.
 Am              E
Нас не отыщут в гетто, в гетто,
                  Am
Мы по-соседству где-то, где-то,
   A7               Dm
В тёмных дубравах, солнечных травах,
F      E      Am
И полевых цветах.

Здравствуй красавец, вильно, вильно,
Все мы тебя любили сильно,
Было нас много милостью бога,
Только, увы и ах.
Нас не отыщут в гетто, в гетто,
Мы по-соседству где-то, где-то,
В тёмных дубравах, солнечных травах,
И полевых цветах.

Слышишь, в ночи рычит овчарка,
В лица прожектор светит ярко,
Слыша приказы, больше ни разу,
Не испытаем страх.
Нас не отыщут в гетто, в гетто,
Мы по-соседству где-то, где-то,
В тёмных дубравах, солнечных травах,
И полевых цветах.

Видишь дождя косые струны,
Были мы стары или юны,
Станет землёю, доброй и злою,
Наш безымянный прах.
Нас не загонят в гетто, в гетто,
Мы по-соседству где-то, где-то,
В тёмных дубравах, солнечных травах,
И полевых цветах.
Хочется верить
(А.Городницкий)
         Am                  Dm
Ах, как хочется верить, что ты не при чём
       E             Am
Что пока ещё не обречён.
                          Dm
Город твой в золотые дворцы облачен
     F     E         Am
И ворота его под ключом.
      A7              Dm
Не пора ли подумать уже о другом,
     G              C  E
Полыхают пожары кругом.
        Am              Dm
Но так тих и спокоен пока этот дом,
     F       E        Am
Так уютно и весело в нём.

Ах, как хочется верить меж высохших пней,
Что земли этой нету родней.
Из неё нам не вытащить цепких корней,
Мы привязаны намертво к ней.
Ах, как хочется думать меж зимних лесов,
Что не долог дурной этот сон,
Что полуночный страх улетит невесом,
Пробудись поутру - и спасён.

Ах, как хочется, чтобы в порыве любви,
Бог сказал тебе нежно - живи.
Вся земля и эпоха в дыму и крови,
Се ля ви, мой дружок, се ля ви.
Ах, как хочется, чтобы у края стола
Эта чаша тебя обошла.
Чтобы видеть, как тает январская мгла,
Непременно дожить до тепла.

Как не хочется верить, что ты обречён,
Что хронометр общий включён.
Ты под шпилем стоиш, как под божьим лучом,
В небе ангел, крыло над плечом.
Ах, как хочется верить, смотря в синеву,
Мол, на свете ещё поживу.
А невидимый автор кончает главу,
И не долго нам быть на плаву.
Прощание с Истрой
(А.Городницкий)
        Am       Dm          E        Am
Веток звонкие маниста, небо серое из ситца,
                 Dm             G           C
Я пойду на речку Истра с лесом вянущим проститься,
       A7        Dm            G            C
По лесным её проливам, что на солнышке сверкали,
       Am         Dm           E           Am
Проплывают листья ивы, как байдарки из перкали.

Скоро снова в поле чистом ледяным кружится вьюгам.
Я пойду на речку Истру попрощаться с желтым лугом.
Там кричат в протоках узких безутешные вороны,
И краснеют новых русских опустевшие хоромы.

Я пойду на речку Истру по теплу её скучая,
Наберу воды канистру, вскипячу её для чая,
Над кипящим самоваром, над теплом его и паром,
Никогда не буду старым, никогда не буду старым.

В небеса взлетают листья, я хочу на самом деле,
Чтобы мы на речке Истре с тобой встретились в апреле.
С тем, кто нынче улетает, с тем, кто нынче уплывает,
Хоть и твёрдо каждый знает, так обычно не бывает.

Почему то слишком быстро улетают к югу птицы,
Я пойду на речку Истру с летом нынешним проститься,
С тем, кто нынче уплывает, с тем, кто нынче улетает,
Потому что время тает, потому что время тает.
Система Декарта
(А.Городницкий)
   Am                                      H
Давайте отложим вчерашние планы до нового марта, -
    E                                        Am
Дожди, бездорожье и рыжее пламя в системе Декарта.
     Gm                A7                          Dm
И в небе над бором срываются звезды с привычного круга.
            Am              E                      Am
"В осеннюю пору любить уже поздно", - вздыхает подруга.

Забудем про бремя мальчишеской прыти, в леса эти канув.
Кончается время веселых открытий и новых романов.
Поймешь поутру, поразмысливши мудро, что крыть уже нечем,
И даже когда начинается утро, то все-таки вечер.

Храните от боли усталые нервы, не слушайте бредни
Об этой любови, что кажется первой, а стала последней.
Сырой и тревожной для леса и поля порой облетанья
Менять невозможно по собственной воле среду обитанья.

Но жизнь и такая мила и желанна, замечу я робко,
Пока привлекают пустая поляна и полная стопка.
Пока мы под сердцем любовь эту носим, все ставя на карту,
И тихое скерцо пиликает осень в системе Декарта.
Не пойте без меня
(А.Городницкий)
    Am           Dm
Дрожат, не просыхая,
    F            E
Дождинки на стекле.
   Am        Dm
Пора глухонемая
    G          C
Настала на Земле.
   A7          Dm
Я думал ли когда-то,
     G           C
Что выживу хоть год
     Dm        Am
Без песенки Булата,
    E          F
Без Юриных острот?
     Dm        Am
Без песенки Булата,
    E          Am
Без Юриных острот?

Сияет мир окрестный,
По-прежнему хорош.
Сегодняшние песни
Горланит молодежь.
Но нету мне мелодий
В полях родной страны
Без голоса Володи,
Без Жениной струны.

Идет к закату лето,
Покачивая рожь.
Не чокнешься с портретом
И песню не споешь.
И мы грустим под вечер
С приятелем вдвоем.
Нам выпить бы за встречу,
Да только мы не пьем.

В падении живу я,
Как лист на вираже.
Еще я существую,
Но нет меня уже.
Звучит мой голос глуше
И не окрепнет впредь,
И некого послушать,
И некому подпеть.

А значит, без сомненья,
Пора и мне туда,
В другие измеренья,
В другие города,
Где вместе вы сидите,
Гитарами звеня.
Постойте, погодите -
Не пойте без меня.
Имена вокзалов
(А.Городницкий)
       Am                Dm6
Чтобы сердце зазря не вязала
        E7            Am
Ностальгии настырная боль,
             A7         Dm
Имена ленинградских вокзалов
      G7              C
Повторяю себе, как пароль.
         A7                  Dm
Пахнет свежестью снежной Финляндский,
       G7                C  E7
Невозвратною школьной порой,
    Am                Dm
Неумелой девчоночьей лаской,
     E7                  Am
Комаровской янтарной сосной.

Ах, Балтийский вокзал и Варшавский,
Где когда-то стоял молодой,
Чтобы вдоволь потом надышаться
Океанской солёной водой!
Отзвенели гудков отголоски,
Убежала в каналах вода,
Я однажды пришёл на Московский
И уехал в Москву навсегда.

Но у сердца дурные привычки:
Всё мне кажется, будто зимой
Я на Витебском жду электричку,
Чтобы в Пушкин вернуться домой.
Очень жалко, что самую малость
Я при этом, увы, позабыл, -
Никого там теперь не осталось,
Только пыльные камни могил.

Дым отечества, сладкий и горький,
Открывает дыхание мне.
Ленинградских вокзалов пятёрку
Удержать не могу в пятерне.
Но когда осыпаются кроны
На исходе холодного дня,
Всё мне снятся пустые перроны,
Где никто не встречает меня.
Не выпрашивай у Бога
(А.Городницкий)
       Dm             A         Dm
Не выпрашивай у Бога дальние края,
          Gm          Dm  B         A
Трап скрипучий под ногою, обыски таможен.
        Dm              A         Dm
Белой скатертью Дорога горькая твоя
     Gm        Dm   A            Dm
Завивается пургою, кончиться не может.
       F                C              F
Над заморскою столицей серый воздух мглист.
       A            Dm        B           A
Не пьянит хмельное зелье в скляночках красивых,
         F                  C            F
Память прошлого кружится, словно жёлтый лист,
       A         Dm       A          Dm
Долго падает на землю и упасть не в силах.

Оседлай попутный ветер, но не позабудь; 
Будешь вечно ты грести к берегу другому. 
И тебе уже до смерти не закончить путь, 
Потому что ты в пути, если ты не дома.
Хоть везде растут берёзы - не в берёзе суть, - 
Песни старенькой мотив где теперь отыщем? 
Для чего, глотая слезы, плыть куда-нибудь, 
Где, и деньги ухватив, остаёшься нищим?

Будешь стариться, лысея, меж забот и дел, 
Но от боли не излечат вены да парижи. 
Ах, земля моя Расея - чёрный беспредел, 
От тебя я чем далече, тем к тебе я ближе. 
Не выпрашивай у Бога дальние края, 
Трап скрипучий под ногою, обыски таможен. 
Белой скатертью дорога горькая твоя 
Завивается пургою, кончиться не может.
Мы любили друг друга
(А.Городницкий)
      Am                Dm6         E          Am
Мы любили друг друга в Дании, на окраине Копенгагена,
                   Dm            G                C
Где суда в океаны дальние проплывают по Зунду к Скагену
      A7                   Dm             G              C
Мы любили друг друга в Голландии, в те часы, когда темнота ещё,
       Am                  Dm6          E              Am
И прекрасно друг с другом ладили над каналом в тумане таящем.

Мы любили друг друга в Швеции, в городке, заметённом вьюгами,
Где полярнае звёзды светятся, и любили ещё друг друга мы,
В Ленинграде, Париже, Бремене, Сан-Франциско, Самаре, Бадене...
Перечислить не хватит времени всех названий на карте свадебной.

Чередуя любовь с разлукою, обращаясь к былому пристально,
Вспоминаю со сладкой мукою нереальные эти пристани,
Те дома и отели частные, где с тобою могли встречаться мы,
И возможно бы были счастливы, и возможно бы были счастливы.
Ленинградские дети рисуют войну
(А.Городницкий)
          Em                Am
День над городом шпиль натянул, как струну,
     D                G
Облака, как гитарная дека.
       E7             Am
Ленинградские дети рисуют войну
      F#              H
На исходе двадцатого века.

          Em              Am
   Им не надо бояться бомбежки ночной,
        D               G
   Сухари экономить не надо.
          Am            Em
   Их в эпохе иной обойдет стороной
        C      H        Em
   Позабытое слово "блокада".

Мир вокруг изменился - куда не взгляни,
За окошком гремит дискотека
Ленинградские дети рисуют войну
На исходе двадцатого века.

   Завершились подсчеты взаимных потерь,
   Затуманилось время былое,
   И противники бывшие стали теперь
   Ленинградской горючей землёю.

Снова жизни людские стоят на кону,
И не вычислить завтрашних судеб.
Ленинградские дети рисуют войну
И немецкие дети рисуют.

   Я хочу, что б глаза им - отныне и впредь -
   Не слепила военная вьюга,
   Чтобы вместе им пить, чтобы вместе им петь
   Никогда не стреляя друг в друга.

В камуфляже зеленом, у хмеля в плену,
Тянет руку к машине калека...
Ленинградские дети рисуют войну
На исходе двадцатого века.

   И соседствуют мирно на белом листе
   Над весенней травою короткой
   И немецкая каска на чёрном кресте,
   И звезда под пробитой пилоткой. 
Штутгарт
(А.Городницкий)
    Am
Был я когда-то юн и безус,
       Dm         E        Am
Да не помнится теперь ничего.
        Dm       G         C
В этом городе повешен был Зюс,
      Dm                E
Эта площадь носит имя его.

          A7                  Dm
   Был у герцога он правой рукой,
            G                    C  E
   Всех правителей окрестных мудрей.
           Am                     Dm6
   В стороне Германской власти такой
        E                  Am
   Ни один не добивался еврей.

Не жалея ни богатства, ни сил,
Став легендою далёких времён,
Многих женщин он немецких любил,
И за это был в итоге казнён.

   И прочёл это полвека назад,
   У завешенного сидя окна.
   А за стенкой замерзал Ленинград,
   А за стенкой громыхала война.

Скажет каждый, у кого не спрошу,
В этом городе повешен был Зюс.
Отчего же я здесь вольно дышу,
А в Россию возвращаться боюсь.

   Я сегодня, размышляя о нём,
   Путь к спасению последний отверг.
   Там, где солнечным восходят вином
   Виноградники земли Вюртенберг.
   
   Я сегодня, размышляя о нём,
   Путь к спасению последний отверг.
   И уносятся назад за окном
   Виноградники земли Вюртенберг.
Рублевское шоссе
(А.Городницкий)
         Dm          Am            Dm        Am
Смотрят люди, рты разинув, как по левой полосе,
 E         Am
Бедная Россия.
Пролетают лимузины по Рублёвскому шоссе,
Бедная Россия.

   За Барвиху и Раздоры, на излучину реки,
   Бедная Россия.
   Где за каменным забором поднялись особняки,
   Бедная Россия.

Здесь хоромами богаты, не метут из дома сор,
Бедная Россия.
Коммунисты, демократы, и бандит, и прокурор,
Бедная Россия.

   Терема их, словно храмы, отражаются в реке,
   Бедная Россия.
   И суровая охрана держит псов на поводке,
   Бедная Россия.

Смотрят люди, рты разинув, как по левой полосе,
Бедная Россия.
Пролетают лимузины по Рублёвскому шоссе,
Бедная Россия.

   А калеки, отморозки, изувечены войной,
   Бедная Россия.
   Всё стоят на перекрёстке с костылями и сумой,
   Бедная Россия.
Нева-Эльба
(А.Городницкий)
           Am                  H
Два города этих так странно похожи,
               Dm      F E     Am
Так странно похожи две этих реки.
         Gm          A7       Dm 
Они далеки друг от друга, и все же
           G7               C
Они для меня неизменно близки.

                   A7            Dm
   Здесь птичьего зова небесные гаммы
             G             C  E
   Мешают порою весеннею спать.
                  Am      A7      Dm 
   Мне в Питере снова привидится Гамбург,
                 Am        H  E   F 
   А в Гамбурге Питер приснится опять.
                  Am      A7      Dm
   Мне в Питере снова привидится Гамбург,
                 Am        F  E   Am 
   А в Гамбурге Питер приснится опять.

Два города этих так странно похожи,
Обоим преподали горький урок.
Глубокие раны жестоких бомбёжек
Ночные сирены воздушных тревог.

   Здесь море сурово грохочет за дамбой,
   Внезапным грозя наводнением стать.
   Мне в Питере снова привидится Гамбург, 
   А в Гамбурге Питер приснится опять.

И, кажется, жизнь повторится сначала,
И сердце, как птица забъётся, когда
От берега Эльбы, от Невских причалов,
Уходят, гудя, в океаны суда.

   От края земного к другим берегам бы
   Как в юности дальней и мне уплывать.
   Мне в Питере снова привидится Гамбург, 
   А в Гамбурге Питер приснится опять.
Сан-Суси
(А.Городницкий)
       Em                     Am
Бабье лето в Сан-суси, бабье лето
     D                  G
Золотая полоса в Сан-суси.
      Dm          E7       Am
Если бог тебя сживает со света,
       F#                H
Ты отсрочку у него попроси.

           Em                Am
   Ты пройди через осенние краски
              D                 G
   К тем раскрыльям игрушечных рек.
          Am                Em
   Где нашептывает старые сказки
        F#          H        Em
   Куртуазный восемнадцатый век.
          Am                Em
   Где нашептывает старые сказки
        F#         H        Em
   Позабытый восемнадцатый век.

Гложет осени холодное пламя
Желтых листьев ненадёжную медь.
Машет мельница неспешно крылами,
Вслед за стаей собираясь взлететь.

   И над тёмною водою усталой,
   Я горюю от Москвы в далеке.
   Что ладонь твою, как лист пятипалый,
   Удержать я не сумею в руке.
   Что ладонь твою, как лист пятипалый,
   Удержать я не сумею в руке.

Белый мрамор остывающих статуй,
Туча синяя с багряной каймой.
Век кончается суровый двадцатый,
Век кончается нечаянный мой.

   Но в потоке уходящего света,
   Обещают мне любовь навсегда.
   Эти отблески минувшего лета,
   За которыми грядут холода.
   Эти отблески минувшего лета,
   За которыми грядут холода.


NO COPYRATES AT ALL