Александр Городницкий - Как медь умела петь (1997) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Александр Городницкий


Полный список песен
Разные песни
Река времён (1982)
Легенда о доме. Берег (1984)
Берег (1988)
Легенда о доме. Полночное солнце (1990)
Легенда о доме. Перелётные ангелы (1991)
Около площади (1993)
Легенда о доме. Остров Израиль (1995)
Легенда о доме. Созвездие Рыбы (1995)
Легенда о доме. Ледяное стремя (1997)
Легенда о доме. Поэмы (1997)
Как медь умела петь (1997)
Давай поедем в Царское Село (1998)
Легенда о доме. Имена вокзалов (1999)
Снег / 1953-1961 (2001)
В океане зима / 1962-1963 (2001)
Над Канадой небо синее / 1963-1965 (2001)
Друзья и враги / 1966-1970 (2001)
Аэропорты 19 века / 1970-1972 (2001)
Острова в океане / 1972-1977 (2001)
Если иначе нельзя / 1977-1981 (2001)
Спасибо, что петь разрешили / 1982-1984 (2001)
Беженцы-листья / 1988-1994 (2001)
Имена вокзалов / 1995-2000 (2001)
Двадцать первый тревожный век / 2000-2003 (2003)
Кане-Городницкий - Возвращение к прежним местам (2003)
Стихотворения (2003)
Легенда о доме. Родство по слову (2005)
Уйти на судне (2005)
Легенда о доме. Гадание по ладони (2005)
Гадание по ладони (2007)
Легенда о доме. Коломна (2008)
Новая Голландия (2009)
От Оренбурга до Петербурга (2009)
Глобальное потепление (2012)
Всё была весна (2013)
Споём, ребята, вместе (2014)
Давайте верить в чудеса (2015)
Перезагрузка (2017)
Александр Городницкий - Как медь умела петь (1997) - тексты песен, аккорды для гитары

Как медь умела петь (1997)


  1. Донской монастырь (на "Аэропорты 19 века")
  2. Плач Марфы-посадницы (на "Аэропорты 19 века")
  3. Самозванец (на "Если иначе нельзя")
  4. Русский бунт
  5. Соловки (на "Аэропорты 19 века")
  6. Молитва Аввакума (на "Беженцы-листья")
  7. Батюшков (на "Стихотворения")
  8. Романс Чарноты (на "Аэропорты 19 века")
  9. Чаадаев
  10. Не возвращайся, Горький, с Капри (на "Беженцы-листья")
  11. Памяти Владимира Маяковского (на "Гадание по ладони")
  12. Вальс тридцать девятого года (на "Беженцы-листья")
  13. Новодевичий монастырь (на "Аэропорты 19 века")
  14. Новелле Матвеевой (на "Друзья и враги")
  15. Собачья площадка (на "В океане зима")
  16. Бульварное кольцо (на "Над Канадой небо синее")
  17. На Маяковской площади в Москве (на "Спасибо, что петь разрешили")
  18. Памяти Юрия Визбора (на "Спасибо, что петь разрешили")
  19. Памяти Владимира Высоцкого (на "Если иначе нельзя")
  20. Снова слово старинное давеча...
  21. На кладбище Сен-Женевьев-де-Буа (на "Имена вокзалов")
  22. Чистые пруды (на "В океане зима")


Русский бунт
(А.Городницкий)
В России бунты пахнут черноземом,
Крестьянским потом, запахом вожжей.
Прислушайся, и загудит за домом
Глухой набат мужицких мятежей.

Серпы и косы заблестят на солнце, —
Дай выпрямиться только от сохи!
С пальбой и визгом конница несётся,
И красные танцуют петухи.

Вставай, мужик, помазанник на царство!
Рассчитываться с барами пора!
Жги города! — И гибнет государство,
Как роща от лихого топора.

Трещат пожары, рушатся стропила,
Братоубийцу проклинает мать.
Свести бы лишь под корень всё, что было!
На то, что будет, трижды наплевать!

И под ярмо опять, чтоб после снова
Извергнуться железом и огнем:
Кто сверху ни поставлен — бей любого, —
Хоть пару лет авось передохнем!
Чаадаев
(А.Городницкий)
Потомок Чаадаева, сгинувший в сороковом,
На русский язык перевёл большинство его писем.
Из бывших князей, он характером был независим,
На Зубовской площади жил и в Бутырках потом.

Уверенный духом, корысти и страха лишён,
Он в семьдесят девять держался, пожалуй, неплохо,
И если записке Вернадского верить, то он
Собою украсить сумел бы любую эпоху.

Он был арестован и, видимо, после избит
И в камере умер над тощей тюремной котомкой.
А предок его, что с портрета бесстрастно глядит,
Что может он сделать в защиту себя и потомков?

В глухом сюртуке, без гусарских своих галунов,
Он в сторону смотрит из дальней эпохи туманной.
Объявлен безумцем, лишённый высоких чинов,
Кому он опасен, затворник на Старо-Басманной?

Но трудно не думать, почувствовав холод внутри,
О силе, сокрытой в таинственном том человеке,
Которого более века боятся цари.
Сначала цари, а позднее — вожди и генсеки.

И в тайном архиве, его раскрывая тетрадь,
Вослед за стихами друг другу мы скажем негромко,
Что имя его мы должны написать на обломках,
Но нету обломков, и не на чем имя писать.
Снова слово старинное давеча...
(А.Городницкий)
Снова слово старинное "давеча"
Мне на память приходит непрошено.
Говорят: "Возвращение Галича",
Будто можно вернуться из прошлого.

Эти песни, когда-то запретные, —
Ни анафемы нынче, ни сбыта им,
В те поры политически вредные,
А теперь безнадежно забытые!

Рассчитали неплохо опричники,
Убеждённые ленинцы-сталинцы:
Кто оторван от места привычного,
Навсегда без него и останется.

Слышен звон опустевшего стремени
Над сегодняшним полным изданием.
Кто оторван от места и времени,
Тот обратно придёт с опозданием.

Над крестами кружение галочье.
Я смотрю в магазине "Мелодия"
На портреты печальные Галича,
И на снимки лихие Володины.

Там пылится, не зная вращения,
Их пластинок безмолвная груда...
Никому не дано возвращения,
Никому, никуда, ниоткуда.


NO COPYRATES AT ALL