Владимир Туриянский - Ты помнишь ли, гитара (1991) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Владимир Туриянский


Полный список песен
Разные песни
Ты помнишь ли, гитара (1991)
Концерт в ЦАП (1992)
Ночной разговор (1995)
Когда-то... (1996)
Пейзаж времен империи (1997)
Откуда начинается река (1997)
Поезда бесконечного следования (1999)
Не хватает времени (1999)
Не верь, не бойся, не проси (1999)
Пока дороги сердце просит (2003)
Наши барды (2003)
Сумерки на дорогах (2005)
Мне снятся сны всё реже (2006)
Помни о снеге (2009)

Владимир Туриянский - Ты помнишь ли, гитара (1991) - тексты песен, аккорды для гитары


Ты помнишь ли, гитара (1991)


  1. Старая сказка
  2. В архангельских лесах
  3. Нас время лечит одиночеством
  4. Как будто в странном сне
  5. Нам в детство не вернуться никогда
  6. Геофизическое танго
  7. Монтана
  8. Хлопочет дождь осенний
  9. Памяти Юрия Визбора
  10. Памяти Леонида Семакова
  11. Посвящение брату
  12. Посвящение отцу
  13. Вечерний ветер
  14. Как птицы в непогоду вертолёты
  15. Мой добрый гений полевой


Старая сказка
(В.Туриянский)
Т.Туриянской
F#m          Hm    C#7          F#m
Не хватает времени, не хватает сердца,
D          A     E               A C#7
А дороги длинные - не видать конца.
F#m        Hm  E             A    F#7
Вьюга заметает, вьёт свои коленца
Hm          F#m G#7 C#7          F#m
И черты стирает        милого лица.

Заблудилась наглухо троечка прогонная,
И в белесой замяти пропадает след...
Не пробраться пешему, не пробиться конному,
Ни письма, ни весточки ниоткуда нет.

Все пройдет, любимая. Отболит головушка.
Вот двенадцать пробило, вот и все дела.
В золоченых туфельках убегает Золушка...
Снова печки-лавочки, веник и зола.

Птица сероглазая, маленькая Золушка,
Не грусти, не мучайся, не вздыхай тайком.
Даже в мире сказочном, ты же знаешь, солнышко,
Не бывает сразу просто и легко.

До поры до времени пусть поземка мечется.
Вот мелькнули в облаке звездочка с луной.
Мы затопим печечку, мы затеплим свечечку
И споем тихонечко про тебя со мной.

Не хватает времени, не хватает сердца,
А дороги длинные - не видать конца.
Вьюга заметает, вьет свои коленца
И черты стирает милого лица.
В архангельских лесах
(В.Туриянский)
     D#m           G#m C#7         F#
В архангельских лесах   осенняя пора,
G#m             D#m F7                 G#m B7
Желтеет лист берёз, краснеет гроздь рябины.
     D#7         G#m C#7           F#
И в солнечных лучах - волшебная игра,
G#m                  D#m F  B7      D#m
Как будто строчкой слёз прошита паутиной.

Ещё нет пенья вьюг, но вот над головой,
Не ведая границ и тяжести закона,
Уже пошёл на юг изломанный конвой
Неподконтрольных птиц под синим небосклоном

Они покинут край бревенчатых церквей,
Где чёрные кресты прострелены дождями...
Последнее "прощай" над сединой полей -
До будущей весны, до новой встречи с нами.

И мы за ними вслед. Пора, мой друг, пора.
Как говорил поэт - покоя сердце просит
И горький дым вдохнуть последнего костра,
И слушать, как поёт по перелескам осень.
Нас время лечит одиночеством...
(В.Туриянский)
C#m                 F#m
Нас время лечит одиночеством
G#7                   C#m
От старых наболевших ран,
          D#7  F#m         G#7
Когда без имени и отчества
C#7                  F#m
Уходим в утренний туман.

               H7    E
   И ты от суеты свободен,
   F#m       D#7 F#m    G#7
   И лучше всяких докторов -
   C#m                   F#m
   То стрелки белых колоколен,
   G#7                    C#m
   То крик шальных перепелов.

И в воздухе осенне-синем,
Как от предчувствия беды -
Дрожащая в крови осина
И дым прозрачный от воды.

   И вдруг кукушка закукует...
   Когда ж узнаем, сколько лет
   Осталось жить, то затоскуем
   О тех, кто в нас оставил след.

Кленовый лист, как сон, слетает
И мечется среди стволов,
А солнце плавится и тает
На позолоте куполов.

   То птичья песенка простая,
   То под насмешками дроздов
   Всё дальше, глуше, замирает
   Скороговорка поездов.
Как будто в странном сне...
(В.Туриянский)
     F#m               Hm C#7          F#m
Как будто в странном сне   уносится косяк
     Em        F#7       Hm E7 A
От снежного заряда на заходе...
     C#7          Hm   C#7      F#m
Так листья на ветру по осени летят,
   Hm               F#m      Hm C#7 F#m
И жизнь вот так, наверное, проходит.

И, кажется, ушел от выстрела отряд,
Случайно уцелевший от погони.
И вот уже их нет, но слышно как кричат
В далеком и неведомом затоне.

В тайге не сеют хлеб и не цветут поля,
Здесь птичий крик да вечный дым туманов.
И потому грустна вечерняя земля
Под криками гусиных караванов.

Пусть горек хлеб разлук, зато печаль светла.
Здесь нет ни равнодушья, ни обманов.
У моего костра достаточно тепла
Под крик гусей и вечный дым туманов.
Нам в детство не вернуться никогда...
(В.Туриянский)
       D#m                       F
Нам в детство не вернуться никогда,
    C#m        D#7       G#m
Но видится бессонными ночами:
   B7                     H D#7
Дорога, что уходит в Никуда,
    G#m C#7              F# B7
Да небо над веселыми грачами.

Подернутые темной пеленой
Сороковые выбитые годы...
Мы рано познакомились с войной,
Не в пионерских играх и походах.

Как черный репродуктор по ночам -
По сердцу клювом, как безумный дятел,
Напомнить, что мы живы, нам стучал.
Мы помним все. Не правда ли, приятель?

Нет, не взорвать над памятью мостов,
Но видно за простреленным туманом
Забытые могилы без крестов...
Под Вязьмой, под Орлом, под Магаданом.

Мы - дети "александровских слобод",
"Врагов народа" и сырых подвалов,
Очередей и сталинских "свобод",
Теплушек и задымленных вокзалов.

       D#m                       F
Нам в детство не вернуться никогда,
    C#m        D#7       G#m
Но видится бессонными ночами:
   B7                     H D#7
Дорога, что уходит в Никуда,
    G#m        B7        D#m
Да небо над веселыми грачами.
Геофизическое танго
(В.Туриянский)
Hm         F#7                Hm
Во дни разлук и тягостных сомнений,
           G       A         D    H7
Как нам писал из Франции Тургенев,
          Em                Hm
Не надо слез и горьких сожалений...
     C#7                         F#7
Она уехала с другим купаться в Крым.

Я в это время по тайге, как аллигатор,
Несу громадный щелочной аккумулятор,
В груди молотит, словно перфоратор,
Но я молчу и напеваю про себя:

    H                             C#m
   Белый прибой и купол неба голубой-голубой,
     F#7                            H
   Кто-то другой ей наливает "Цинандали".
     H7                    Em
   Твердой рукой он бутерброд ей мажет черной икрой
      H                 C#m F#7   Hm
   И нежно поет ей это дивное танго.

Он был простым и скромным аллопатом,
Я, впрочем, путаю - скорей, гомеопатом,
А если даже и паталогоанатом,
То все равно у них всех денег до хрена.

А я кукую от зарплаты до аванса,
Изобретаю вечно чудеса баланса
И в состояньи гипнотического транса
Я у окошка кассы напевал:

   Белый прибой и купол неба голубой-голубой,
   Кто-то другой ей наливает "Гурджаани".
   Твердой рукой он бутерброд ей мажет красной икрой
   И нежно поет ей это дивное танго.

Она прелестна, ей в тени не слишком жарко.
На пляже млеют сталевары и доярки.
Гомеопат, коньяк смакуя высшей марки,
Тихонько кушает протезами шашлык.

Меня трясет и зуб на зуб не попадает,
По вертолету только челюсти летают,
А временами и сознанье пропадает,
А в животе от голода ревет:

   Белый прибой и купол неба голубой-голубой,
   Кто-то другой ей льет в бокал "Вазисубани".
   Твердой рукой он бутерброд ей мажет просто икрой
   И нежно поет ей это дивное танго.

Зачем, зачем я не пошел в гомеопаты
И не послушался ни мамы и ни папы,
А узловатые мозолистые лапы -
Не для ее покрытых солнцем плеч.

Энцефалитные на мне резвятся клещи.
Я не скажу, чтоб я любил такие вещи.
В желудке чистая вода ритмично плещет.
И это все. Но я не плачу, а пою:

   Белый прибой и купол неба голубой-голубой,
   Кто-то другой ей льет в бокал "Напареули".
   Твердой рукой он бутерброд ей мажет...
   И нежно поет ей это дивное танго.
Монтана
(В.Туриянский)
     F#                G#m   C#7 F#
На старой кобыле, с ослом в поводу
            F#7    H
Я еду в Монтану, овечек веду.
               Hm          F#         D#7
С похмелья я грустный, башка - как бидон,
     G#m     C#7     F#      D#7
В котором варили чертям самогон.
   G#m C#7         F# C#7
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей

Протерлися старые джинсы на мне,
Осел мой в дерьме и кобыла в ярме,
У кольта веревкой привязанный ствол,
А шляпу сожрал ненасытный осел.
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей

В Америке чтой-то, чегой-то не то.
Стреляют кудай-то, кто чем и во что,
Недавно у старого Джона быка
Убили за то, что не дал молока.
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей

Но есть на востоке большая Раша,
Там жизнь удивительна и хороша.
Там строят чевой-то и чтой-то куют
И джинсы в колхозах бесплатно дают.
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей

Я госдепартамент добром попрошу
И визу спрошу, чтоб поехать в Рашу.
И брошу Монтану, куплю пароход,
Поеду в Россию на Дальний Восток.
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей

На старой кобыле, с ослом в поводу
Я еду в Монтану: овечек веду...
Споем "Еври баде" про новую жизнь.
Ребята, не надо о песне тужить.
Э-гей, э-ге-ге-ге-гей
Хлопочет дождь осенний...
(В.Туриянский)
В.Тарасову
    D#m          G#m
Хлопочет дождь осенний,
  B7            D#m
Умолкло птичье пенье.
     D#7          G#m
Под вечер хмурый ветер
    C#7           F#
Крадется, словно вор.
  D#7          G#m
И этой ночью длинной
   B7            H  D#7
Гитара, друг старинный -
   G#m        D#m
Серебряные струны,
   B7         H  D#7
Заводит разговор.
G#m           D#m
Серебряные струны,
   F     B7   D#m B7
Заводит разговор.

Как вьюгой заметало
На белых перевалах,
Но паруса палаток
Открыты всем ветрам.
Ты помнишь ли, гитара,
Как нас с тобой мотало
С Чукотки до Ямала,
По Крайним Северам?

И пусть горьки утраты,
Не верь ни снам, ни датам,
А только верь в дорогу,
Что пролегла вдали.
И нам ли жить в печали,
Что годы разменяли?
Мы не меняли души
На "длинные рубли".

Хлопочет дождь осенний
Умолкло птичье пенье.
Под вечер хмурый ветер
Крадется, словно вор.
И этой ночью длинной
Гитара, друг старинный -
Серебряные струны,
Заводит разговор.
Памяти Юрия Визбора
(В.Туриянский)
  G#m        C#m            D#7       G#m
Уходят годы навсегда, лишь горы неподвижны.
           G#7     C#m         F#7       H
Ну что им тяжесть ледников, лавины, ледопад?
    D#7              E     G#7            C#m
И, как хрусталь, чиста вода у Алибекской хижины,
              G#m             F#7       H
И бесконечен бег снегов на склонах Сулахат.
    D#7              E     G#7            C#m
И, как хрусталь, чиста вода у Алибекской хижины,
              G#m             B7  D#7   G#m
И бесконечен бег снегов на склонах Сулахат.

Нас редко балует судьба, но вот, когда над крышами
Блеснет серебряной змеей по окнам звездопад...
Ты загадай, закрыв глаза, и вдруг увидишь хижину
И тех, которых с нами нет, на склонах Сулахат.

И не табак, и не вино, не площади булыжные,
Сметут золу сгоревших лет и горечи утрат.
Нас от тоски спасет одно - дымок от нашей хижины
И одинокий лыжный след на склонах Сулахат.
Памяти Леонида Семакова
(В.Туриянский)
F#m                 G#7
Пока не выгорел дотла
Hm         C#7          F#m
Костёр твой и кого-то греет,
F#7               Hm
Пока душа не умерла
E7                  B   C#7 F#m
И боль испытывать умеет,
                   Hm
И если ты ещё в пути,
C#7              D F#7
И не подведены итоги,
Hm                         F#m
И можешь ты свой крест нести
G#7      Hm          C#7
На этой жизненной дороге,

Пока в туннелях брезжит свет,
Пока горит твоя лампада,
И наплевать, что денег нет,
B большего тебе не надо.
И звёздной пыли серебро
Пока звенит ещё под ноги,
И не разменяно добро
На подоходные налоги,

Пока ещё ты можешь петь
И крутится твоя кассета,
Тогда, Бог даст, ещё успеть
Допеть всё то, что не допето.
Светает. Меркнут фонари.
Тоска чернее пистолета.
Семь струн и букв тридцать три.
И одиночество поэта.
Посвящение брату
(В.Туриянский)
C#m         D#7            F#m    G#7
В лесах смоленских да под Вязьмой
C#m        F#m    H7    E
Свинцовый дождичек во ржи.
F#m       G#7         Hm C#7
Братишка мой в рубашке бязевой,
F#m     G#7      C#m
Убитый пулею, лежит.

И в гимнастерочке зеленой,
В пилотке с красною звездой,
Незнавший женщин, несмышленый,
Теперь навечно молодой.

Ах, сорок третий, сорок третий,
Проклятый сорок третий год,
Когда убитый — каждый третий,
Когда и взвод — уже не взвод.

А после боя, на поверке
Хрипит усталый старшина,
Когда солдатская манерка
За недосчитанных полна.

Потом схоронят под пробитой
Чужими пулями сосной.
С последним словом замполита
Их путь окончится земной.

Под залп за мальчиков-военных
Хлебнут казенного вина.
За всех невинноубиенных —
Так тихо скажет старшина.

В лесах смоленских да под Вязьмой
Свинцовый дождичек во ржи.
Братишка мой в рубашке бязевой,
Убитый пулею, лежит.
Посвящение отцу
(В.Туриянский)
G#m        B7    D#7      G#m
В который раз окраины России...
    F#7                         H   G#7
Снега, гусиный крик. В который раз?
         C#m  D#7           E G#7
Мы никогда у сильных не просили,
    C#m             D#7       E  G#7
Не жили в долг, не пели на заказ,
    C#m             D#7       G#m
Не жили в долг, не пели на заказ.

    G#m                    C#m
Мы жили от вокзала, до вокзала,
         F#7                H  G#7
А по весне, когда растает снег,
       C#m   D#7         E G#7
Мы уходили вверх по перевалам
   C#m     D#7          G#m
И пили воду безымянных рек.

Краюху хлеба поровну делили,
Не делали другим что плохо нам,
И одиночек впятером не били
По темным, заколоченным дворам.

Не спрашивали там, где нет ответа.
Молчали, где не нужно лишних слов,
Расстрелянных по сталинским наветам
Хранили фотографии отцов.

Им на могилу камень не поставят.
Все меньше тех, кто помнит, не простив.
Нам новые учебники составят,
Дела пронумеруют - и в архив.

И все же мы смеялись и шутили...
Как быстро мы успели постареть.
За право быть собою заплатили
И пели все, что нам хотелось петь.

В который раз окраины России...
Снега, гусиный крик. В который раз?
Мы никогда у сильных не просили,
Не жили в долг, не пели на заказ.
Вечерний ветер
(В.Туриянский)
   F#m                Hm
Вечерний ветер по ресницам
C#7                       F#m
Скользит и прячется в траве.
           D                A    F#7
По желтым листьям красной птицей
Hm        G#7           C#7
Шьет осень нитью по канве...

   F#7           Hm
   Неуловимую мелодию
   A        E              A  C#7
   Поют. А может быть, кричат?
   F#m                 Hm
   Пьет облетевшая смородина
   C#7                F#m
   Из пентатоники ручья.

Когда глаза закроешь, чудится
Необгоревшие дотла
Тепло земли, вишневой улицы
И золотые купола.

   Крик журавлей перед побегом,
   Под рябью солнечной река
   И под рубашкой пайка хлеба.
   И материнская рука.

И, слава Богу, что на свете
Пока еще нельзя продать
Вот этот вечер, этот ветер,
И как в ручье поет вода.

   Нетронутым колымским снегом
   Бегут на запад облака.
   И пусть хранит под этим небом
   Нас материнская рука...
Как птицы в непогоду вертолеты...
(В.Туриянский)
      F#         B7         H   D#7
Как птицы в непогоду, вертолеты
          G#m     C#7       F# C#7
Под дождевой прозрачною слезой,
   F#        B7           H    D#7
Качают лопастями - нет работы:
  G#m        C#7      F# B7
Еще один кончается сезон.

   D#m     G#m   B7      D#m
   И по утрам - белый туман.
    D#7     G#m         C#7 F#
   Кончились праздники лета.
   D#7      G#m C#7      F#
   Дым унесло наших костров,
       G#m    D#m     F7 B7 D#m C#7
   Но песня еще не допета.

И листья под ногами запестрели
Разменною монетой сентября.
Нам скажут, что мы на год постарели,
Но мы живем не по календарям.

   И по утрам - белый туман.
   Кончились праздники лета.
   Дым унесло наших костров,
   Но песня еще не допета.

И, пахнущие лиственничным дымом
И первою осеннею пургой,
За улетевшим вслед гусиным клином
Мы снова возвращаемся домой.

   И по утрам - белый туман.
   Кончились праздники лета.
   Дым унесло наших костров,
   Но песня еще не допета.
Мой добрый гений полевой
(В.Туриянский)
F#m         A         Hm  C#7
Мой добрый гений полевой,
D              E7     A     F#7
Храни меня от бед случайных,
           Hm  C#7      D      Hm
От злого глаза, слёз печальных
        E7          A  C#7
И разговоров за спиной.

От ветров стылых на тропе,
В пути застигнувшей метели,
И чтобы песен мне не петь,
Где песен слушать не сумели.

Мой добрый гений, огради
От дружбы грубой и фальшивой
И пусть всегда, пока мы живы,
Не будет холодно в груди.

А в час полночный сохрани,
Ты мой невидимый дружище,
От ножика за голенищем
И просто пьяной болтовни.

   F#m      A             Hm  C#7
И пусть не будет нас с тобой
D         E7         A    F#7
Среди зажравшихся и сытых...
        Hm C#7       D      Hm
Не забывай меня в молитвах,
            C#7       F#m
Мой добрый гений полевой.


NO COPYRATES AT ALL