Булат Окуджава - писи студии МХАТ 1984–1986 (2018) - полная дискография, все тексты песен с аккордами для гитары.

Accords's main page  |  LINKS my Best OFF  |  Feedback and suggestions

Булат Окуджава


Полный список песен
Разные песни
Песни и стихи о войне (1985)
Музыка арбатского двора (2003)
Когда Опустеет Париж (2003)
До свидания, мальчики (2004)
Пожелание друзьям (2004)
Часовые любви (2004)
Записи "Le Chant du Monde" 1968 и "Мелодия" 1976 (2018)
Записи фирмы "Мелодия" 1979 (2018)
Записи фирмы "Мелодия" 1986 (2018)
Студийные и концертные записи 1961–1995 (2018)
Записи студии МХАТ 1984–1986 (2018)
Концертные записи 1960–1993 (2018)
Песни из мюзикла "Золотой ключик" 1975–1988 (2018)

Булат Окуджава - писи студии МХАТ 1984–1986 (2018) - тексты песен, аккорды для гитары

Записи студии МХАТ 1984–1986 (2018)


  1. Счастливый жребий
  2. На Тверском бульваре...
  3. Настоящих людей так немного
  4. Ах ты, шарик голубой...
  5. Песенка о московском трамвае
  6. Вот так она любит меня
  7. Большая перемена
  8. Часики
  9. Век двадцатый явился спасателем...
  10. Римская империя времени упадка...
  11. Не будем хвастаться, что праведно живём...
  12. На мне костюмчик серый-серый...
  13. Гитара
  14. Женщины-соседки...
  15. Песенка о присяге
  16. Отрада
  17. Шла война к тому Берлину...
  18. Ах, война, она не год ещё протянет...
  19. Ситцевые женщины
  20. Какая глупая игра...
  21. Здравствуйте, слоны...
  22. И когда удивительно близко...
  23. Ночной разговор
  24. Дунайская фантазия
  25. Гимн уюту
  26. Из поздравления театру "Современник"
  27. Дерзость или разговор перед боем
  28. Горит пламя, не чадит...
  29. Песенка о белой крови
  30. На эмигрантские темы
  31. Мастер Гриша
  32. Вот какая-то лошадка...
  33. Маленькая женщина стоит у окна...
  34. В Барабанном переулке...
  35. Арбат беру с собою...


Счастливый жребий
(Б.Окуджава)
       E7                  Am
После дождичка небеса просторны,
     A7                Dm
Голубей вода, зеленее медь.
                                Am
В городском саду флейты, да валторны.
       E7                   Am
Капельмейстеру хочется взлететь.
         A7                     Dm
В городском саду флейты, да валторны.
       Am       E7          Am
Капельмейстеру хочется взлететь.

Ах, как помнятся прежние оркестры,
Не военные, а из мирных лет.
Расплескалася в уличках окрестных
Та мелодия, а поющих нет.

С нами женщины, все они красивы,
И черемуха - вся она в цвету.
Может жребий нам выпадет счастливый,
Снова встретимся в городском саду.

Но из прошлого, из былой печали,
Как не сетую, как там не молю,
Проливаются черными ручьями
Эта музыка прямо в кровь мою.


На Тверском бульваре
(Б.Окуджава)
 Am              E
На Тверском бульваре 
 Am          E
Вы не раз бывали, 
    Am            G           C
Но не было, чтоб места не хватило 
    Dm
На той скамье зеленой, 
    Am
На перенаселенной, 
     E                      Am
Как будто коммунальная квартира. 

         Am        E
   Та зеленая скамья, 
          Am            E
   Я признаюсь без вранья, 
            Dm        Am
   Даже в стужу согревала 
        E        Am
   Непутевого меня. 

А с той скамьи зеленой,  
Перенаселенной,  
Случается, и при любой погоде  
Одни уходят парами  
Дорожками бульварными,  
Другие в одиночестве уходят. 

   Та зеленая скамья, 
   Я признаюсь без вранья, 
   Для одних недолгий берег, 
   Для других дымок жилья.


Настоящих людей так немного...
(Б.Окуджава)
     Am                 E
Настоящих людей так немного!
         Am        G         C
Все вы врете, что век их настал.
       Dm                 Am
Подсчитайте и честно и строго,
         E                   Am
Сколько будет на каждый квартал.

Настоящих людей очень мало:
На планету - совсем ерунда,
А на Россию - одна моя мама.
Только что она может одна?


Ах ты, шарик голубой...
(Б.Окуджава)
Bm                F
Ax ты, шарик голубой,
               Bm
Грустная планета,
                     F
Что ж мы делаем с тобой?
               Bm
Для чего всё это?

Всё мы топчемся в крови,
А ведь мы могли бы...
Реки, полные любви,
По тебе текли бы!


Песенка о московском трамвае
(Б.Окуджава)
       Bm                C
Раскрасавец двадцатых годов,
                 F         Bm
Позабывший про старость и раны,
                  G#        C#
Он и нынче, представьте, готов
        F           Bm
Нам служить неустанно.

Он когда-то гремел и блистал,
На него любоваться ходили.
А потом он устал и отстал,
И его позабыли.

По проспектам бежать не дают,
В переулках дожить разрешают,
Добрых песен о нем не поют,
Со смешком провожают.

Но по улицам через мосты
Он бежит, дребезжит и бодрится.
И с горячей ладони Москвы
Все сойти не решится.


Вот так она любит меня
(Б.Окуджава)
    Bm                        F7
Глаза, словно неба осеннего свод,
                     Bm
И нет в этом небе огня,
   B7                     D#m
И давит меня это небо и гнет -
     Bm      F7      Bm
Вот так она любит меня.

    Bm                          F7
Прощай. Расстаемся. Пощады не жди!
                          Bm
Всё явственней день ото дня,
     B7         D#m G#               C# F7
Что пусто в груди,   что темно впереди -
     Bm      F7      Bm
Вот так она любит меня.

Ах, мне бы уйти на дорогу свою,
Достоинство молча храня!
Но, старый солдат, я стою, как в строю...
Вот так она любит меня.


Большая перемена
(Б.Окуджава)
           C
Долгий звонок соловьем пропоет в тишине,
                                    Dm
Всем школярам перемену в судьбе обещая.
Может, затем, чтоб напомнить тебе обо мне,
             G         C
Перемена приходит большая.

Утро и ночь проплывают за нашим окном.
Хлеб и любовь неразлучными ходят по кругу.
Долгий звонок... Мы не раз еще вспомним о нем,
Выходя на свиданье друг к другу.

Годы идут. Где-то замерли те соловьи.
Годы идут. Забываются школьные стены.
Но до конца... Это, видимо, в нашей крови
Ожиданье большой перемены.


Часики
(Б.Окуджава)
   Am    E         Am
Купил часы на браслетке я.
                    E       Am
Ты прощай, моя зарплата последняя.
       C      Dm                     Am
Вижу слезы жены — нету в том моей вины:
        E
Это в дверь постучались костяшки войны.

      Am             E
   А часики тикают, тикают, тикают,
                   Am
   Тикают ночи и дни,
                    E  
   И тихую, тихую, тихую, тихую
                        Am
   Жизнь мне пророчат они.

Вот закончилось, значит, сражение.
Вот лежу я в траве без движения.
Голова моя в огне, и браслетка при мне,
А часы как чужие стучат в стороне...

   Все тикают, тикают, тикают, тикают,
   Тикают ночи и дни,
   И тихую, тихую, тихую, тихую
   Жизнь мне пророчат они.


Век двадцатый явился спасателем...
(Народная - Б.Окуджава)
         Am
Век двадцатый явился спасателем,
     E               F  A7
Потому и гордимся мы им.
       Dm         Dm/h  Am
Было трудно в России писателям,
     Hm7-5     E          Am
Достоевским и разным Толстым. 

Были все одиноки, разрозненны 
И не знали, куда им идти,
Да и Время зловредными кознями
Поперек становилось пути.

И на грани почти вымирания,
Где-нибудь в захолустной глуши,
Ни защиты тебе, ни внимания.
Исповедуйся знай, да пиши.

Чужды были им сборища шумные,
Обходились без творческих уз,
И поэтому головы умные
Их собрали в единый Союз.

Всё вдруг ожило, всё вдруг устроилось,
Всё наладилось: только бы жить.
И писателей сразу утроилось,
Так что есть кем кого заменить.

И как будто в счастливом раёшнике
Замелькали, спасения нет,
И начальники, и их помощники...
Что ни комната — то кабинет.

И шоферы, и замы исправные,  
Секретарши, и секретари,  
И писатели — самые главные  
И не самые, черт их дери. 

В главном зале под коркою глянцевой,
Чтоб никто отвертеться не смог,
Перед кровными и иностранцами
Вожделенный разлегся пирог.

И, забывши всё мелкое, личное,
Каждый мог, оттеснивши врага,
Ищет место себе поприличнее
И урвать от того пирога...

Я не знаю, на что и рассчитываю,
Но с большим удивленьем гляжу,
Как я сам от той корки отщипываю
И с надеждой туда прихожу,

Где на радость миллионам читателей,
Будто выйдя из пены морской,
Министерство Союза писателей
Возвышается на Поварской.


Римская империя времени упадка...
(Б.Окуджава)
 C         G7             C
Римская империя времени упадка
           G7                   C
Сохраняла видимость прежнего порядка:
               G7               C
Цезарь был на месте, соратники рядом,
                G7                C     E7
Жизнь была прекрасна, судя по докладам.

       Am                                       Dm
   А критики скажут, что слово "соратник" - не римская деталь,
       G7                               C   E7
   Что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
    Am                                                 Dm
   Может быть, может быть, может быть не римская - не жаль,
                        Am      E7             Am  G7
   Мне это совсем не мешает, и даже меня возвышает.

Римляне империи времени упадка
Ели что достанут, напивались гадко,
А с похмелья каждый на рассол был падок -
Видимо, не знали, что у них упадок.

   А критики скажут, что слово "рассол", мол, не римская деталь,
   Что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
   Может быть, может быть, может быть не римская - не жаль,
   Мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.

Юношам империи времени упадка
Снились постоянно то скатка, то схватка:
То они - в атаке, то они - в окопе,
То вдруг - на Памире, а то вдруг - в Европе.

   А критики скажут, что "скатка", представьте, не римская деталь,
   Что эта ошибка всю песенку смысла лишает...
   Может быть, может быть, может быть не римская - не жаль,
   Мне это совсем не мешает, а даже меня возвышает.

Римлянкам империи времени упадка,
Только им, красавицам, доставалось сладко -
Все пути открыты перед ихним взором:
Хочешь - на работу, а хочешь - на форум.

   А критики хором: "Ах, "форум", ах, "форум" - вот римская деталь!
   Одно лишь словечко - а песенку как украшает!
   Может быть, может быть, может быть и римская - а жаль...
   Мне это немного мешает, и замысел мой разрушает.


Не будем хвастаться, что праведно живем...
(Б.Окуджава)
           Bm              F         Bm
Не будем хвастаться, что праведно живем,
        C#      G#         C#
А разойдемся скромно по домам.
         D#m
А что останется потом,
    Bm
Когда мы все умрем,
           F                Bm
Пусть это будет памятником нам.

И если грянет правды торжество,
Пусть это будет памятником нам.
И все узнают: кто - кого
И почему, и для чего...
А нынче разойдемся по домам.


На мне костюмчик серый-серый...
(Б.Окуджава)
Am                      E
На мне костюмчик серый-серый,
                    Am
Совсем как серая шинель.
                  E
И выхожу я на эстраду
                 Am
И под гитару я пою.

А люди в зале плачут-плачут —
Не потому, что я велик,
И не меня они жалеют,
А им себя, наверно, жаль.

Жалейте, милые, жалейте,
Пока жалеется еще,
Пока в руке моей гитара,
А не тяжелый автомат.

Жалейте, будто бы в дорогу
Вы провожаете меня...
На мне костюмчик серый-серый.
Он весь — как серая шинель.


Гитара
(Б.Окуджава)
           Bm
Усталость ноги едва волочит,  
                       F
Гитара корчится под рукой.  
Надежда голову мне морочит,
                             Bm
А дождь сентябрьский льет такой... 

Мы из компании. Мне привычны  
И дождь и ветер, и дождь и ты.  
Пускай болтают, что не типичны  
В двадцатом веке твои черты. 

Пусть друг недолгий в нас камень кинет,  
Пускай завистник свое кричит —  
Моя гитара меня обнимет,  
Интеллигентно она смолчит. 

Тебе не первой, тебе не первой  
Предъявлен веком нелегкий счет.  
Моя гитара, мой спутник верный,  
Давай хоть дождь смахну со щек.


Женщины-соседки...
(Б.Окуджава)
 Am                        E
Женщины-соседки, бросьте стирку и шитье,
                           G          C
Живите, будто заново, всё начинайте снова!
                  Dm                      Am
У порога, как тревога, ждет нас новое житье
     E7                          Am
И товарищ Надежда по фамилии Чернова.

Ни прибыли, ни убыли не будем мы считать -
Не надо, не надо, чтоб становилось тошно!
Мы успели сорок тысяч всяких книжек прочитать
И узнали, что к чему и что почем, и очень точно.

Прощайте, прощайте, наш путь предельно чист,
Нас ждет веселый поезд, и два венка терновых,
И два звонка медовых, и грустный машинист -
Товарищ Надежда по фамилии Чернова.

Ни прибыли, ни убыли не будем мы считать -
Не надо, не надо, чтоб становилось тошно!
Мы успели сорок тысяч всяких книжек прочитать
И узнали, что к чему и что почем, и очень точно.

Глаза ее суровы, их приговор таков:
Чтоб на заре без паники, чтоб вещи были собраны,
Чтоб каждому мужчине - по паре пиджаков
И чтобы ноги - в сапогах, а сапоги - под седлами.

Ни прибыли, ни убыли не будем мы считать -
Не надо, не надо, чтоб становилось тошно!
Мы успели сорок тысяч всяких книжек прочитать
И узнали, что к чему и что почем, и очень точно.


Песенка о присяге
(Б.Окуджава)
   Bm                C#                       D#m
Каких присяг я ни давал, какие ни твердил слова,
   F7            Bm        F7        Bm
Но есть одна присяга - кружится голова.

Приду я к женщине своей - всю жизнь к ногам ее сложу,
Но о присяге этой ни слова не скажу.

Подстережет меня беда - не обойду свою беду,
А вот присяги этой не выдам и в бреду.

И только где-нибудь потом, случайно кто-нибудь в пути
Слова присяги этой найдет в своей груди.


Отрада
(Б.Окуджава)
   Bm             F
В будни нашего отряда,
                   Bm
В нашу окопную семью
                    F
Девочка по имени Отрада
                   Bm
Принесла улыбку свою. 

   B7                     D#m
   И откуда на переднем крае,
        G#              C# F7
   Где даже земля сожжена,
    Bm                        F
   Тонких рук доверчивость такая  
                       Bm
   И улыбки такая тишина? 

Пусть, пока мы шагом тяжелым  
Проходим по улице в бой,  
Редкие счастливые жены  
Над твоей злословят судьбой. 

          B7                 D#m
   Ты клянись, клянись, моя рота,  
          G#                C# F7
   Самой высшей клятвой войны: 
          Bm                 D#m
   Перед девочкой с Южного фронта 
    F                     Bm
   Нет в нас ни грамма вины. 

       B7                 D#m
   И всяких разговоров отрава,
        G#                C# F7
   Завивайся воронками вслед...
    Bm                  D#m
   Мы идем на Запад, Отрада,
         Bm       F      Bm  
   А греха перед пулями нет.


Шла война к тому Берлину...
(Б.Окуджава)
  Am    G            C E
Шла война к тому Берлину,
 Am     E             Am G
Шел солдат на тот Берлин.
 C            Dm      Am
Матушка, не плачь по сыну:
C    Dm      E     Am
У тебя счастливый сын.  

Шел не медленно, не быстро,  
Не жалел солдатских ног.  
Матушка, ударил выстрел,  
Покачнулся твой сынок.  

Опрокинулся на спину 
И застыл среди осин...  
Матушка, поплачь по сыну:  
У тебя счастливый сын.


Ах, война, она не год еще протянет...
(Б.Окуджава)
        Am         E          Am
Ах, война, она не год еще протянет — 
        G       C
На то она и война.
      Dm                 Am
Еще много километров портянок  
 E               Am
Выкроят из полотна.  

Встанет, встанет над землей радуга. 
Будет мир тишиною богат. 
Но еще многих всяких дураков радует  
Бравое пенье солдат. 

И потому, знать, за щедро пролитые 
За жизни, за радость живых, 
Трехлинеечки четырежды проклятые  
Бережем как законных своих.


Ситцевые женщины
(Б.Окуджава)
C                        Dm
И когда под вечер над тобою
 E7                 Am
Журавли охрипшие летят,
          C          Dm
Ситцевые женщины толпою
               E7          Am
Сходятся - затмить тебя хотят.

Молчаливы. Ко всему готовы.
Ходят, ходят, красотой соря...
Ситцевые, ситцевые, что вы!
Вы с ума сошли: она ж - своя!

Там, за поворотом Малой Бронной,
Где распахнуто окно на юг,
За ее испуганные брови
Десять пар непуганых дают.

Тех, которые ее любили,
Навсегда связала с ней судьба.
И за голубями голубыми
Больше не уходят ястреба.

Вот и мне не вырваться из плена.
Так кружиться мне и так мне жить...
Я - алхимик. Ты - моя проблема
Вечная, тебя не разрешить.


Какая глупая игра...
(Б.Окуджава)
   Bm
Какая глупая игра —
   F
Пора завязывать, пора, —
                             Bm
А я давно, представьте, инвалид. 
    C#
Кричит с порога райсобес, 
    D#m
Что я чужой, что я пролез, —
  Bm        F         Bm
А у меня болит радикулит. 

И даже юный пионер 
Мне подает рукой пример — 
Неужто я так рано постарел? 
Жизнь коротка, жизнь коротка — 
Она короче коробка, — 
А коробок, представьте, прогорел. 

Эгей, бухгалтер Иванов, 
Прикинь на счетах, будь здоров, 
Какой кусок осталось мне прожить? 
Какая глупая игра — 
Пора завязывать, пора, — 
Хоть пару лет на книжку положить.


Здравствуйте, слоны...
(Б.Окуджава)
   Am                           E
Здравствуйте, слоны! Чего вам угодно?
                           Am
Нам угодно сена и сырой воды.
                            E
Милые слоны, вот, слоны, вода вам.
                                  Am
Вот, слоны, вам сено сладкое как мед.

Здравствуйте, коты! Чего вам угодно?
Нам мышей угодно, жирных и больших.
Милые коты, вы уж извините,
Мы мышей жалеем, пусть они живут.


И когда удивительно близко...
(Б.Окуджава)
      Bm              D#m
И когда удивительно близко
    G#7             C#
Остается идти до тебя,
       D#m                 Bm
Отправляется нежность на приступ,
        C7     F7      Bm
В свои тихие трубы трубя.

И поротно, и побатальонно
Льется в душу она горяча,
И ее голубые знамена
На твои упадают плеча.

Знаешь, Оля, на улочке этой,
Где старинные стынут дома,
В поединках сходились поэты,
Гимназистки сходили с ума.

Продолжается жизни движенье
Вдоль по улочке. Век непочат.
Продолжается листьев круженье,
Каблучки по асфальту стучат.

И за щедрой твоею рукою
Что-то брезжится мне впереди,
И в груди назревает такое,
Что уже не хватает груди.


Ночной разговор
(Б.Окуджава)
     G7                                   Cm
Мой конь притомился. Стоптались мои башмаки.
   G7                                      Cm
Куда же мне ехать? Скажите мне, будьте добры.
        B7               D#              G7       Cm
Вдоль Красной реки, моя радость, вдоль Красной реки,
    Fm              Cm          G7      Cm
До Синей горы, моя радость, до Синей горы.

А где ж та гора и река? Притомился мой конь.
Скажите, пожалуйста, как мне проехать туда?
На ясный огонь, моя радость, на ясный огонь,
Езжай на огонь, моя радость, найдешь без труда.

А где ж этот ясный огонь? Почему не горит?
Сто лет подпираю я небо ночное плечом...
Фонарщик был должен зажечь, да фонарщик тот спит,
Фонарщик тот спит, моя радость... А я ни при чем.

И снова он едет один без дороги во тьму.
Куда же ты едешь, ведь ночь подступила к глазам!..
Ты что потерял, моя радость? - кричу я ему.
И он отвечает: - Ах, если б я знал это сам...


Дунайская фантазия
(Б.Окуджава)
 G
Как бы мне сейчас хотелось
   Am
В Вилкове вдруг очутиться
 D                                  G
Там - каналы, там - гондолы, гондольеры.
Очутиться, позабыться,
      Em
От печалей отшутиться:
     C           Am          H7  D7
Ими жизнь моя отравлена без меры.

Там опять для нас с тобою
Дебаркадер домом служит.
Мы гуляем вдоль Дуная, рыбу удим.
И объятья наши часты,
И над нами ангел кружит
И клянется нам, что счастливы мы будем.

    G
   Там у пристани танцуют
    D
   Жок, а может быть, сиртаки:
                                 G
   Сыновей своих в солдаты провожают.
   Все надеются: сгодятся
          D
   Для победы, для атаки
                         H7        Em  D7
   А не хватит - значит новых нарожают.

Как бы мне сейчас хотелось
Очутиться в том, вчерашнем,
Быть влюбленным и не думать о спасенье,
Пить вино из черной кружки,
Хлебом заедать домашним,
Чтоб смеялась ты и плакала со всеми.

   Там на пристани танцуют
   Жок, а может быть, сиртаки:
   Сыновей своих в солдаты провожают.
   Все надеются: сгодятся
   Для победы, для атаки
   А не хватит - значит новых нарожают.

Как бы мне сейчас хотелось
Очутиться у начала,
К тем ребятам уходящим приобщиться.
И с тобою так расстаться
У дунайского причала,
Чтоб была еще надежда воротиться.


Гимн уюту
(Б.Окуджава)
  C                Am
Слава и честь самовару -
 G               C
Первенцу наших утех!
               Am
Но помяну и гитару -
  H7              E7
Главную даму из всех.   

    Am              Dm
   Вот он - хозяин уюта,
    G                C
   Золотом светится медь.
    Dm                   Am
   Рядом - хозяйка, как будто
      E                Am  A7
   Впрямь собирается спеть.
    Dm                   Am
   Рядом - хозяйка, как будто
      E                Am  G7
   Впрямь собирается спеть.

Он запыхтит, затрясется,
Выбросит пар к потолку -
Тотчас она отзовется
Где-нибудь здесь, в уголку.

   Он не жалеет водицы
   В синие чашки с каймой -
   Значит, пора насладиться
   Пеньем хозяйки самой.

Слава и честь самовару!
Но не забудем, о нет,
Той, что дана ему в пару,
Талию и силуэт.

   Врут, что она увядает.
   Время ее не берет.
   Плачет она и сгорает,
   Снова из пепла встает.

Пой же, и все тебе будет: 
Сахар, объятья и суд,  
И проклянут тебя люди, 
И до небес вознесут. 

   Пойте же, будет по чести 
   Воздано вам за уют...  
   Вот и поют они вместе,  
   Плачут и снова поют.


Из поздравления театру "Современник"
(Б.Окуджава)
     G#m                                          D#
За что мы боролись в искусстве - всё наше, всё в целости! 
     H                  F#                  H
Мы, как говорится, в почёте, в соку и в седле.
            C#m                               G#m
А всё-таки жаль, что нет надобности в нашей смелости,
              D#7                         G#m
Чтоб всем заявить о рожденье своём на Земле. 

Успехами мы не кичимся своими огромными, 
Умеем быть скромными даже в торжественный час. 
А всё-таки жаль, что мы больше не будем бездомными,
И общий костёр согревать уже будет не нас. 

Премьеры - одна на ходу, а другая вынашивается: 
Чего же нам больше-то! Господи, как повезло! 
Машины нас ждут, Александр Сергеич напрашивается. 
А может, не надо, чтоб что-нибудь произошло?


Дерзость, или разговор перед боем
(Б.Окуджава)
 Am       E7                      Am
Господин лейтентант, что это вы хмуры?
C          G7                   C
Аль не по сердцу вам ваше ремесло?
  F       C          G7         C
Господин генерал, вспомнились амуры, -
 Dm         Am         E7         Am
Не скажу, чтобы мне с ними не везло.

Господин лейтенант, нынче не до шашней:
Скоро бой предстоит, а вы все про баб...
Господин генерал, перед рукопашной
Золотые деньки вспомянуть хотя б.

Господин лейтенант, не к добру всё это.
Мы ведь здесь для того, чтобы побеждать...
Господин генерал, будет нам победа,
Да придётся ли мне с вами пировать?

На полях лейтенант, кровию политых,
Расцветёт, лейтенант, славы торжество!
Господин, генерал, слава для убитых,
А живому нужней женщина его.

Чёрт возьми, лейтенант! Да что это с вами?
Где же воинский долг, ненависть к врагу?..
Господин генерал, рассудите сами:
Я и рад бы приврать, да вот не могу.

Ну гляди, лейтенант, каяться придётся!
Пускай счёты с тобой трибунал сведёт...
Видно так, генерал: чужой промахнётся,
А уж свой в своего всегда попадёт.


Горит пламя, не чадит...
(Б.Окуджава)
                   F
Горит пламя, не чадит.
               Bm
Надолго ли хватит?
               F
Она меня не щадит -
               Bm
Тратит меня, тратит.

Быть недолго молодым,
Скоро срок догонит.
Неразменным золотым
Покачусь с ладони.

Потемнят меня ветра,
Дождичком окатит...
А она щедра, щедра -
Надолго ли хватит?


Песенка о белой крови
(Б.Окуджава) 
 Hm          F#
Тело вскрыли и зашили.
              Hm
Кровь из тела утекла.
               F#
Белой крови в тело влили,
           Hm
Чтобы видимость была. 

Нам не спится, не лежится,  
Дело валится из рук: 
Наши дети мрут в больнице,  
Не от кори — это врут. 

Мрут и в розницу, и оптом.  
Всё качается, плывет...  
Кто же этот главный доктор?  
В каком городе живет?


На эмигрантские темы
(Б.Окуджава)
  Am                  E      Am
Все поразъехались давным-давно,
                   E     Am  
Даже у Эрнста в окне темно, 
     C               G
Лишь Юра Васильев и Боря Мессерер — 
 Am               E            Am
Вот кто остался еще в Эс-Эс-Эс-Эр.


Мастер Гриша
(Б.Окуджава)
         Am
В нашем доме, в нашем доме, в нашем доме -
      F          C
Благодать, благодать.
      Dm               Am
Все обиды до времени прячем.
     Dm       G              C              E7
Ничего, что удачи пока не видать - зря не плачем.

Зря не плачем, зря не плачем, зря не плачем -  
Для чего, для чего?  
Мастер Гриша придет, рядом сядет.  
Две больших, две надежных руки у него - все наладит.  

Все наладит, все наладит, все наладит -  
Переждем, переждем.  
На кого же надеяться, кроме?  
Разговоры идут день за днем все о нем в нашем доме.  

В нашем доме, в нашем доме, в нашем доме -  
Сквозняки, сквозняки.  
Да под ветром корежится крыша...  
Ну-ка, вынь из карманов свои кулаки, мастер Гриша.

         Am            E             Am
Мастер Гриша, мастер Гриша, мастер Гриша...


Вот какая-то лошадка...
(Б.Окуджава)
       Am
Вот какая-то лошадка бьёт копытами в песок,
     C
И какая-то карета застывает у дверей,
     Dm
И какой-то там красотки льётся чистый голосок...
     Am        H7  E7              Am
Отвези её, возница, на Луару поскорей!

       E                Am
   Пускай лошадка поспешит
           Dm         E
   Сквозь полночь наугад,
      Dm                    Am
   А там без нас Господь решит,
         E            Am
   Кто прав, кто виноват.

Там каштановые рощи, водопады и луна,
И какой-то древний замок, по обличью - нежилой,
И какие-то надежды, где утешится она.
И какой-то рыцарь гордый и немного пожилой.

   Пускай лошадка поспешит
   Сквозь полночь наугад,
   А там без нас Господь решит,
   Кто прав, кто виноват.

Отвези её, возница, поскорее, а не то -
Жизнь промчится словно птица, неизвестно почему.
Что ещё важней, чем это? Что ещё грустней, чем то?
Отвези её, возница, и не спрашивай, к кому!

   Пускай лошадка поспешит
   Сквозь полночь наугад,
   А там без нас Господь решит,
   Кто прав, кто виноват.


Маленькая женщина стоит у окна...
(Б.Окуджава)
 Bm                  Cm7-5   Bm
Маленькая женщина стоит у окна,  
                       Cm7-5 Bm
Маленькая женщина — одна, одна.
       D#m     Bm        F        Bm
Там — белая зима, там — черные дома. 
   D#m     Bm        F      Bm
Кого она ждет — не знает сама... 

Никто не спешит к ней — никто, никто.  
Книжки бы читать ей — всё не то, не то...  
Смотрит в окно она — молчит, молчит,  
В хрупкое стекло она молча кричит...


В Барабанном переулке...
(Б.Окуджава)
       Bm
В Барабанном переулке барабанщики живут.
Поутру они как встанут, барабаны как возьмут,
      C#                      G#7         C#
Как ударят в барабаны, двери настежь отворя...
             D#m                 F7        Bm
Где же, где же, барабанщик, барабанщица твоя?

В Барабанном переулке барабанщиц нет, хоть плачь.
Лишь грохочут барабаны ненасытные, хоть прячь.
То ли утренние зори, то ль вечерняя заря...
Где же, где же, барабанщик, барабанщица твоя?

Барабанщик пестрый бантик к барабану привязал,
Барабану бить побудку, как по буквам, приказал,
И пошел по переулку, что-то в сердце затая...
Ну где же, где же, барабанщик, барабанщица твоя?

А в соседнем переулке барабанщицы живут,
И, конечно, в переулке очень добрыми слывут,
И за ними ведь не надо отправляться за моря...
Ах где же, где же, барабанщик, барабанщица твоя?


Арбат беру с собою...
(Б.Окуджава)
   G#m                      D#7        G#m
Арбат беру с собою — без него я ни на шаг,
    H                     F#   H
Смоленскую на плечи я набрасываю,  
    F#      H         D#7        G#m
И Пресню беру, но не так, чтобы так,
    C#m      G#m      D#7 G#m
А Красную, Красную, Красную.

Мы въезжаем, мы въезжаем — неспроста и не вдруг —  
По асфальтовой дорожке неминуемой  
В заколдованный круг из рук и разлук,  
С сотворенья Москвы именуемый.




NO COPYRATES AT ALL